Россия-Великая Держава.
Династия Романовых,их предки и ветви
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Россия-Великая Держава.Перейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | следующуюСледующая »


Россия - Великая Держава.  
­­­­

Сквозь дым веков бледней не стали.
Твоя хмельная красота
Не иссякает с каждым вдохом
И искренняя простота
Смешалась с мудростью глубокой.
Твоих озёр густую синь
В пурпурном мареве заката
И стройность сосен и осин
Не портят скачущие даты.
И колоколен звонный глас
Будил малиновые зори.
Их свет сквозь будни не угас
И небо радугой узорит.
Моя возлюбленная Русь,
Храни берёзовую тайну!
Я дочерью твоей зовусь
И родилась здесь не случайно…
­­
­­

Desing by:­Alix von Hessen
комментировать 13 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 2 января 2015 г.
Портреты императрицы Екатерины Первой. Великая Княжна Мария Николаевна 11:24:58
­­

Подробнее…­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­

­­
Васильев А. Пастор Глюк представляет фельдмаршалу Шереметьеву шведскую пленную Марту Скавронскую. 1851.

­­
Портрет императрицы на коне кисти Георга Гроота

Портреты заимствованы с:
http://kantor.forum24.ru/?1-6-0-00000003-000-10001-0-1405607207


Категории: Династия Романовых, История в художественных образах
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 7 мая 2012 г.
Владимир Владимирович Путин в третий раз стал президентом России Великая Княжна Мария Николаевна 10:17:59
­­
Владимир Путин в третий раз официально вступил в должность президента Российской Федерации.

На торжественной церемонии инаугурации в Кремле Владимир Путин в качестве президента России принес присягу на Конституции страны, которая теперь наделяет его соответствующими полномочиями на 6 лет.
Подробнее…
Текст присяги гласит: «Клянусь при осуществлении полномочий Президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации, защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно служить народу».

Путин произнес эти слова, положив правую руку на специально изготовленный экземпляр официального текста Конституции РФ, который наряду со штандартом и знаком президента относится к символам президентской власти в России.

Переплет этого экземпляра Конституции - тот же, на котором в 2008 году давал присягу Дмитрий Медведев, сам же печатный текст Главного закона был изменен - он приведен в соответствии с современной редакцией Конституцией РФ, согласно которой президент избирается на 6 лет, а парламент - на 5 лет.

После этого председатель КС РФ Валерий Зорькин объявил, что Владимир Путин официально вступил в должность президента России.

Эксперты и аналитики гадают, какую стратегию выберет Владимир Путин на ближайшие годы. Правозащитники и общественные деятели задаются вопросом, какова будет его реакция на проявление гражданской активности общества, которое за последние четыре года изменилось и готово к новым переменам. За рубежом по-прежнему не стихают волнения относительно курса Путина на международной арене.

Свое мнение относительно того, так каким же будет Путин в ближайшие годы, какие задачи будет решать и какие приоритеты выберет, «Актуальным комментариям» высказали российские эксперты, политологи и общественные деятели.

­­


Категории: Хронограф
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
четверг, 19 апреля 2012 г.
Дмитрий Николаевич Сенявин Императрица Всея Руси 09:44:19
­­


­­Дмитрий Николаевич Сенявин (6.8.1763–5.4.1831)­ родился в селе Комлево Боровского уезда Калужской губернии в семье морских офицеров, начавших службу во флоте еще в петровские времена. Закончил Морской кадетский корпус в Петербурге. В 1780 г. выпускник мичман Сенявин участвовал в плавании к Лиссабону, по результатам которого командование отметило его "отличное радение в службе". В 1782 г. его направили сначала на Азовскую флотилию, а затем на Черноморский флот. Сенявин участвовал в основании Русским флотом Севастополя, состоял флаг-офицером и адъютантом командира Севастопольского порта контр-адмирала Макензи, а после его смерти в 1786 г. – М.И. Войновича. Неоднократно доставлял в Константинополь дипломатическую почту русскому послу в Турции. Дипломатические поручения связали его с князем Г. Потемкиным, который сделал Сенявина офицером по особым поручениям.

Война с Турцией 1787–1791 гг. стала школой боевого опыта Сенявина. В походе черноморской эскадры к Варне только энергичные действия Сенявина спасли флагманский корабль от гибели во время шторма. Трюм был уже полон воды, все готовились к смерти, но Дмитрию Николаевичу удалось организовать спасательные работы.

В следующем году на том же адмиральском корабле он принял участие в бою с турецким флотом у острова Фидониси (ныне Змеиный). Главная атака турок была направлена на русский авангард во главе с Ф.Ф. Ушаковым, но трехчасовое сражение дало возможность отличиться и Сенявину. Это был первый крупный морской бой молодого Черноморского флота, Сенявин был произведен в капитаны 2-го ранга и зачислен в свиту Потемкина в качестве генерал-адъютанта. Осенью 1788 г. Потемкин, осаждавший Очаков, поручил Сенявину во главе отряда вооруженных судов действовать против турецкого флота, помогавшего осажденным. Сенявин успешно провел опасную экспедицию в море, уничтожив более десяти турецких транспортов.Был награжден орденами св. Георгия 4-й степени и св. Владиміра 4-й степени.

В морском сражении 1791 г. у Калиакрии, прославившем нового командира Черноморского флота Ушакова, Сенявин командовал большим кораблем "Навархия". Действовал он умело и храбро, но по молодости лет считал, что Ушаков излишне осторожен, и мысли эти высказывал в обществе. Контр-адмирал терпел, пока капитан 2-го ранга не нарушил приказ, направив на новые корабли необученных матросов. Потемкин сурово наказал Сенявина, лишил его командования кораблем и отправил под арест, угрожая разжаловать в матросы. Только по просьбе Ушакова Сенявина, принесшего извинения, вернули в строй. «Я не люблю Сенявина, – признавался Ушаков, – но он отличный офицер и во всех обстоятельствах может с честью быть моим преемником в предводительствован­ии флотом».

В 1796 г. Сенявин был произведен в капитаны 1-го ранга и назначен командиром 74-пушечного линейного корабля "Святой Петр". На нем он отправился в Средиземноморскую экспедицию Ушакова 1798–1799 гг., предпринятую Императором Павлом для противодействия революционной Франции. Дмитрий Николаевич участвовал во всех боевых действиях черноморской эскадры против французов. За взятие острова св. Мавры, имевшего сильную крепость, и за административную деятельность на освобожденных территориях Император удостоил его чином капитана генерал-майорского ранга и орденом святой Анны 2-й степени. В знаменитом сражении за остров Корфу "Святой Петр" был флагманским кораблем, на котором Синявин отличился как ближайший помощник Ушакова в организации успешного штурма крепости. Действия Дмитрия Николаевича в Средиземноморье принесли ему известность и заслуженный авторитет. После возвращения черноморской эскадры на родину он возглавлял Херсонское адмиралтейство и порт. В 1803 г. уже при Александре I был назначен главным командиром порта Севастополь в чине в контр-адмирала.

В 1804 г. Сенявина отозвали на Балтику и назначили командиром Ревельского порта. С началом войны антифранцузской коалиции против Наполеона вице-адмирал Сенявин возглавил Адриатическую экспедицию балтийской эскадры 1805–1807 гг. Прибыв к Ионическим островам, он организовал их защиту, отвлек силы Франции с дунайского и крымского направлений, овладел опорными пунктами французов на Далматских островах,освободил от оккупантов Черногорию. В январе 1806 г. Сенявин стал главнокомандующим всеми русскими силами в Средиземном море.

Еще до завершения Адриатической экспедиции началась новая война России с Турцией, и Сенявин во главе основных сил своей эскадры перешел из базы на острове Корфу в Эгейское море с задачей блокировать пролив Дарданеллы. Умелыми действиями кораблей эскадры и десанта в марте 1807 г. он занял турецкий остров Тенедос близ Дарданелл и начал ближнюю блокаду пролива. В мае Сенявин вступил с в ожесточенное сражение с турецким флотом, заставив его с потерями укрыться в глубине пролива. А 19 июня у св. горы Афон дал туркам решительное сражение. Они потеряли три линейных корабля, четыре фрегата и корвет, в то время как русская эскадра имела лишь незначительные в сравнении с турецкими потери в людском составе (77 убитых, 181 раненый). Наградой флотоводцу стал орден св.Александра Невского. Поражения на море и суше вынудили Турцию 12 августа 1807 г. подписать перемирие.

Одновременно Александр I по Тильзитскому мирному договору вынужден был уступить Наполеону Ионические и Далматские острова, вернуть Турции остров Тенедос. Все победы Сенявина были этим перечеркнуты... Кроме того изменение международной расстановки сил обернулось для Сенявина весьма неприятной ситуацией. От Императора пришло приказание о возвращении эскадры на Балтику, но в пути сильный встречный ветер, перешедший в шторм, заставил русскую эскадру 30 октября зайти в Лиссабон. Здесь эскадра была заблокирована английским флотом, поскольку по Тильзитскому миру Россия и Англия стали противниками и находились в состоянии войны. В безвыходном положении 24 августа 1808 г. Сенявин был вынужден сдать англичанам корабли "в залог" (без спуска русского флага), а экипажи на транспортах были отправлены в Россию.

Самовольно принятое решение вызвало сильное неудовольствие Александра I, и вице-адмирал на три года был возвращен на свою прежнюю должность командира Ревельской эскадры,что было опалой. Во время Отечественной войны 1812 г. Ревельская эскадра Сенявина несла патрульную службу у берегов Англии, которая вновь стала союзницей. Считая это бездействием, флотоводец написал рапорт военному министру с просьбой перевести его в «тот род службы, с таким званием, каким удостоены будут способно нести мои». Но его обращение осталось без ответа. В 1813 г. Дмитрий Николаевич был вообще уволен в отставку.

Только в 1825 г., когда на престол взошел Император Николай I, вспомнили о заслугах талантливого флотоводца. Царь назначил его своим генерал-адъютантом,­ а затем командиром Балтийского флота; в 1826 г. он был произведен в адмиралы; с декабря назначен сенатором. В следующем году в связи с победой русско-англо-францу­зской эскадры над турецко-египетским флотом в Наваринском сражении ему были вручены алмазные знаки к ордену св. Александра Невского. Умер Дмитрий Николаевич в 1831 г.; его похороны прошли торжественно, сам Император организовал торжественное погребение в Духовской церкви Александро-Невской лавры и лично командовал почетным эскортом лейб-гвардии Преображенско полка.

Категории: Адмиралы
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 12 февраля 2012 г.
Императрица Всея Руси 09:24:23
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 21 декабря 2011 г.
Ливенская дивизия. Императрица Всея Руси 09:41:30
­­


15 января 1919 г. в Либаве (ныне Лиепая) в западной Латвии гв. ротмистр Светлейший князь А. П. Ливен отдал первый приказ по Либавскому добровольческому стрелковому отряду. Вряд ли тогда, в момент наибольшего успеха красных латышских войск, захвативших большую часть Лифляндии и Курляндии и буквально прижавших немногочисленные отряды белого Балтийского ополчения (Ландесвера) к морю, кто-то верил в успех его дела. История рассудила иначе.

На фото: Георгиевский кавалер, князь Анатолий Павлович Ливен

­­


Начало формированию было положено 6 января 1919 г., когда А. П. Ливен постарался объединить оставшихся добровольцев из отрядов П.Н.Симанского и М. А. Афанасьева – осколков Псковского корпуса, совершившего свой легендарный Ледяной поход от стен древнего русского города в Латвию и Эстонию. До соединения с частями Северной Армии (так до 1 июля 1919 г. называлась Северо-Западная Армия), А.П.Ливен считал себя подчиненным напрямую Верховному Правителю адмиралу А.В.Колчаку и командующему Вооруженными силами Юга России генералу А.И.Деникину.

В оперативном плане Ливенский отряд - 65 штыков, к маю 1919 г. уже 250 чел. - действовал совместно с Балтийским Ландесвером, вошедшим в группировку антибольшевистских сил под командованием графа Р. фон дер Гольца. 8 марта 1919 г. к ливенцам присоединилась Русская-сводная («3-я русская») рота капитана К.И.Дыдорова, сформированная 15 ноября 1918 г. в составе Рижского отряда охраны Балтийского края - структурной части латвийского земского ополчения.

С начала июня 1919 г. Либавский отряд стал быстро пополняться за счет эшелонов, прибывавших из Польши и лагерей военнопленных в Германии и вырос в численности почти в 10 раз. Во второй половине июня 1919 г. А.П.Ливен приступил к формированию Корпуса своего имени (Западного Корпуса СЗА), 5 июля он получил официальное извещение от А.В.Колчака о своем назначении командующим всех русских частей в Курляндии с подчинением генералу Н.Н.Юденичу как Главнокомандующему Северо-Западным Фронтом. Тяжелая оперативная обстановка, сложившаяся к тому времени на петроградском направлении и дипломатическое давление Великобритании вынудили Н.Н.Юденича отдать приказ о переброске из Латвии всех наличных сил Либавского отряда.

На фото: Некоторые чины Ливенского отряда в годы Гражданской войны

­­


19 июля 1919 г. {censored} отряда развернулись в полки стрелковой дивизии Светлейшего князя Ливена (позднее – 5-я пехотная, в составе 1-го Стрелкового Корпуса СЗА), получившие наименования 1-го (впоследствии 17-го Либавского), 2-го (18-го Рижского) и 3-го Ливенского (19-го Полтавского). В начале ноября (формально – с конца августа) в состав дивизии вошел 20-й Чудской полк. Соединение прекратило свое существование 19 декабря 1919 г., при этом его сводные части влились во 2-ю бригаду 3-й стрелковой дивизии генерал-майора М.В.Ярославцева.

По прибытии на северо-западный фронт ливенцы сразу же попали, что называется, «с корабля на бал», приняв участие в контрнаступлении группы полковника К.А.фон Вейса 18-22 июля 1919 г., защите Ямбурга и активной обороне по р.Луге в августе- сентябре 1919 г.

В ходе октябрьского похода на Петроград - операции «Белый Меч» - 5-й дивизии был выделен ответственный участок на левом фланге армии. Ливенцам удалось реализовать стратегический замысел Н.Н.Юденича - выйти на шестые сутки форсированного марша к окраинам северной столицы России, однако здесь они столкнулись с ожесточенным сопротивлением большевиков и продвинуться дальше предместий Лигова и Стрельны не смогли.

Финальным аккордом боевого пути Ливенской дивизии стала героическая оборона Принаровья: узкую полоску русской земли в районе к западу от р. Плюссы она удерживала с конца ноября 1919 г. почти в течение месяца. 18 декабря 1919 г. остатки дивизии были отведены с фронта в район Свято-Успенского Пюхтицкого монастыря.

­­


И здесь, на эстонской земле, судьба уготовила ливенцам новые испытания. Но пройдя через тернии национального унижения и тифозный мор, они не пали духом. Многие из них продолжили в 1920 г. борьбу в Польше и на Украине в рядах 3-й Русской Армии генерала Врангеля и войск Украинской Народной Республики. Немало бывших чинов дивизии – уроженцев Латвии, были призваны в ее армию, воевали с большевиками в Латгалии и впоследствии составили золотой фонд офицерского корпуса республики. Иные вновь скрестили свое оружие с Красной Армией в годы Второй мировой войны.

Рассеявшись по миру, став людьми мирных профессий, ливенцы оставили заметный след в политическом и культурном наследии Прибалтики, Германии и Франции, Бразилии и Аргентины, США и Канады. Общественные и политические деятели, священники, писатели и поэты, исследователи, инженеры и предприниматели… Немало их пало в 1940 и последующих годах от мстительного меча НКВД.

В течение многих десятилетий имена солдат и офицеров, отдавших свои жизни в Белой борьбе в рядах этого одного из наиболее прославленных соединений Северо-Западной Армии, соперничавшего в доблести со знаменитыми «цветными» частями Юга России – в СССР были преданы забвению, а их могилы осквернены или уничтожены. Ныне пришло время восстановить связь времен, донести до нашего современника героическую летопись верных сынов России.

Категории: Белая Армия
Прoкoммeнтировaть
четверг, 15 декабря 2011 г.
Роман Кондратенко - русский генерал-лейтенант, герой обороны крепости Порт-Артур Императрица Всея Руси 08:14:19
­­


12 октября 1857 — 15 декабря 1904
154 года назад - 107 лет назад


­­Отличительным свойством Кондратенко было умение воздействовать на дух войск, что заметно сказалось при отражении нескольких штурмов, когда никто не надеялся уже на успех.

Роман Исидорович Кондратенко родился 12 октября 1857 года в Тифлисе в семье бедного дворянина. Роман, благодаря помощи старшего брата, который жил в Петербурге, был определен на учебу в Полоцкую военную гимназию на казенный счет. В 1877 году он закончил обучение в числе лучших выпускников.

Далее он становится юнкером Николаевского инженерного училища в Петербурге, располагавшегося, как и Инженерная академия, в бывшем дворце Павла I. Высшее образование получил и в Академии генерального штаба, где обучался с 1879 по 1884 год.

Прослужив некоторое время по инженерному ведомству, в 1895 году Кондратенко получил полк. В 1901 году он получает звание генерал-майора. В 1903 году Кондратенко получил 7-ю Восточно-Сибирскую стрелковую бригаду в Порт-Артуре.

В самый тяжелый момент осады города возглавил оборону, занимался усовершенствованием­ оборонительных позиций. Кондратенко лично руководил обороной на самых сложных и опасных участках. Он смог связать сухопутные и морские войска в одно целое, умело направляя их к дружной, совместной работе.

Погиб (2) 15 декабря 1904 года. Его смерть предрешила судьбу крепости. 20 декабря Порт-Артур был предательски сдан генералами Стесселем и Фоком, несмотря на возможность дальнейшей обороны.

Категории: Русский генерал
Прoкoммeнтировaть
пятница, 18 ноября 2011 г.
Императрица Всея Руси 10:00:01
Запись только для зарегистрированных пользователей.
17.11.1920. - Последние части Белой Армии оставили Крым Императрица Всея Руси 09:22:08
­­


Уходили мы из Крыма...


­­

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы, все время мимо,
В своего стрелял коня.

А он плыл изнемогая
За высокою кормой,
Все не веря, все не зная,
Что прощается со мной.

Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою...
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.

Мой денщик стрелял не мимо.
Покраснела чуть вода...
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.


(Николай Туроверов)


...Первая эмиграция состояла из наиболее культурных слоев российского дореволюционного общества, с непропорционально большой долей военных. По данным Лиги Наций, всего Россию после революции покинуло 1 миллион 160 тысяч беженцев. Около четверти из них принадлежали к Белым армиям, ушедшим в эмиграцию в разное время с разных фронтов.

Их последний крупный контингент, ведший традицию от первого ядра добровольцев, прибыл в Константинополь в ноябре 1920 г. из Крыма (эвакуация происходила с 11 по 16 ноября нового стиля; последним на борт последнего корабля поднялся генерал П.Н. Врангель). В те дни примерно на 130 судах Россию покинули около 150 000 военных и гражданских лиц. Константинополь после капитуляции Османской империи был оккупирован войсками Антанты – военными союзниками России. Однако, они отнеслись к русским как к нежеланной обузе (неделю пришлось беженцам в неописуемых условиях ждать разрешения сойти на берег) и потребовали роспуска 60-тысячной армии.

­­Ген. П.Н. Врангель (преемник официальной русской власти от Колчака и Деникина) требовал уважения к армии, верно исполнившей союзный долг и до конца сопротивлявшейся немцам и их ставленникам-больше­викам: «Я несколько недоумеваю, как могут возникать сомнения, ибо принцип, на котором построена власть и армия, не уничтожен фактом оставления Крыма». Но французский премьер Клемансо уже заявил, что «России больше нет». Франция сочла себя свободной от союзных обязательств и согласилась лишь обезпечить снабжение на кратковременный период «распыления» русских войск. Англичане (Ллойд-Джордж) вообще отказались от помощи, настаивая на немедленной репатриации эмигрантов в Советскую Россию (где в это время шел крымский террор Бела Куна и Землячки: были расстреляны многие десятки тысяч человек)...

Подробнее…Русские не считали, что борьба проиграна окончательно. Они «оставили Крым не с тем, чтобы жить за пределами своего отечества, как эмиграция. Они хотели оставаться русскими, вернуться в Россию и служить только России. Они уходили со своими учреждениями учебными и санитарными, со своим духовенством, наконец, со своим флотом и со своей военной организацией». Войска временно расположились, почти без средств обустройства, в лагерях Чаталджи, Галлиполи и Лемноса (в районе проливов); флот был отведен в Бизерту (Северная Африка). Вскоре из Чаталджи пришлось отойти дальше: союзники боялись, что русские части возмутятся и захватят Константинополь.

Еще «Сильнее, чем физические лишения, давила нас полная политическая безправность. Никто не был гарантирован от произвола любого агента власти каждой из держав Антанты. Даже турки, которые сами находились под режимом произвола оккупационных властей, по отношению к нам руководствовались правом сильного», – писал Н.В. Савич, ближайший сотрудник ген. Врангеля, ответственный за финансы.

В компенсацию за снабжение русской армии продовольствием французы «просто реквизировали все имущество, вывезенное из Крыма. Сперва они наложили руку на три больших парохода с углем, ...а потом им это понравилось и они распространили эту меру на все, что находилось на судах. Особенно тяжело было для нас потерять грузы, находившиеся на “Рионе”, это был наш единственный запас обмундирования и материалов для шитья теплой одежды, а между тем войска очень страдали от холода и плохого обмундирования, пришедшего в полную негодность во время последних боев и эвакуации. Стоимость этого имущества оценивалась во много десятков миллионов франков, средств приобрести новые материалы у нас не было, таким образом отпадала последняя надежда сносно одеть людей, хотя наступала уже зима, дул вечный ветер, постоянно шел мелкий дождь...».

В числе реквизированных грузов было 45.000 винтовок, 350 пулеметов, сотни тысяч гранат и снарядов, 12 миллионов патронов, 300.000 пудов зерна, 20.000 пудов сахара, 50.000 пудов другого продовольствия, 200.000 комплектов обмундирования, 340.000 – белья, 58.000 пар обуви и многое другое, необходимое для жизни.

Французы взяли себе «в компенсацию» и все русские торговые и военные суда. Затем конфисковали остатки денег врангелевского правительства в парижском банке. Затем – личные счета лиц из окружения Врангеля... Савич, стараясь не обижать французов, пишет, что пропитание русских тоже стоило Франции немалых средств, и считает что в общем-то французская помощь «заслуживала благодарности». Но все же русские были союзниками, и к ним можно было ожидать другого отношения. Французы могли вспомнить хотя бы о том, что именно вступление в войну русской армии – неподготовленное, неудачное, оплаченное большой кровью – спасло Францию в 1914 году... (Маршал Фош позже признавал: «Если Франция не стерта с карты Европы, она этим прежде всего обязана России».)

Еще тяжелее пришлось в Константинополе гражданским беженцам, в том числе предыдущих эвакуаций (из Новороссийска и Одессы). Получить визу в другие страны было невозможно. «Началось тяжелое существование, когда человек всецело поглощен заботами о насущном хлебе, о ночлеге, о том, чтобы как-нибудь добыть средства для своей семьи. Тяжело было видеть старых, заслуженных людей с боевыми отличиями, торгующих разными безделушками на Пере, русскую девушку в ресторанах, детей, говорящих по-русски, в ночную пору на улицах, заброшенных и одичавших...». Были рады любой работе: «Бывший камергер чистил картошку на кухне, жена генерал-губернатора стояла за прилавком, бывший член государственного совета пас коров... Жены офицеров становились прачками, нанимались прислугой. Появиться в хорошем костюме, обедать в модном ресторане было предосудительным. Это могли позволить себе только спекулянты », – свидетельствуют два других очевидца.

«Мы испили чашу национального унижения до дна... Мы поняли, что значит сделаться людьми без отечества. Весь смысл армии в том и заключался, что, пока была армия, у нас оставалась надежда, что мы не обречены затеряться в международной толпе, униженные и оскорбленные в своем чувстве русских». Думается именно поэтому гражданская колония русских в Константинополе проявила более, чем где-либо, национально-политическое единство, образовав надпартийный Русский Совет и оказав положительное влияние на некоторые первые начинания в европейских эмигрантских столицах.

Французы сокращением пайков, угрозами и обманом старались заставить русских военных либо 1) вернуться в Россию, либо 2) ехать в Бразилию рабочими на плантациях, либо 3) перейти на {censored} и «распылиться». Но даже под угрозой голода в Россию вернулись лишь около 6.000 казаков, еще меньше предпочли покинуть армию как беженцы. Часть из них ген. Врангель сам старался устроить в другие страны – больных и менее пригодных к строевой службе.

Положение осложнилось весной, когда «внезапно появились всевозможные политические агитаторы – платные агенты, которые были готовы обещать все, что от них хотели услышать... Эту ситуацию использовали и большевики... и агенты-вербовщики Иностранного легиона.., собравшие немалый урожай. Затем появились католические монахи, обещая нуждавшимся и отчаявшимся утешение и покой в лоне единственно благодатной церкви... Даже спокойный и владевший собой Врангель вспылил и заявил французам: “Если французское правительство настаивает на том, чтобы уничтожить русскую армию, наилучшим выходом было бы высадить ее с оружием в руках на берегу Черного моря, чтобы она могла по крайней мере достойно погибнуть”...».

Дело сильно осложнялось тем, что бывшие члены и дипломаты Временного правительства, созвавшие в Париже «Совещание послов», отказались предоставить зарубежные русские средства для нужд эвакуированной армии. Они считали себя преемниками законной власти, отвергая это право за Врангелем, и повели против сохранения армии активную кампанию. Это очень устраивало французское правительство, которое могло теперь ссылаться на то, что даже «авторитетные русские круги» выступают против «безсмысленного упорствования» Врангеля...

Ген. Врангель был изолирован французами от армии (в этом контексте стоит отметить, что какое-то судно "случайно" протаранило и утопило его яхту; погибло четыре человека). Поддержанием духа воинов занимались ген. А.П. Кутепов и комендант Галлиполи ген. Б.А. Штейфон. О результатах один из гражданских наблюдателей писал:

«Совершилось русское национальное чудо, поразившее всех без исключения, особенно иностранцев, заразившее непричастных к этому чуду и, что особенно трогательно, несознаваемое теми, кто его творил. Разрозненные, измученные духовно и физически, изнуренные остатки армии ген. Врангеля, отступившие в море и выброшенные зимой на пустынный берег разбитого городка, в несколько месяцев создали при самых неблагоприятных условиях крепкий центр русской государственности на чужбине, блестяще дисциплинированную и одухотворенную армию, где солдаты и офицеры работали, спали и ели рядом, буквально из одного котла, – армию, отказавшуюся от личных интересов, нечто вроде нищенствующего рыцарского ордена, только в русском масштабе, – величину, которая своим духом притягивала к себе всех, кто любит Россию».

­­

Парад в Галлиполи


Это «крошечное русское государство» на берегу Мраморного моря произвело впечатление даже на турок. Вследствие высокого уровня образования большинства русских, «они играли в Галлиполи, безспорно, доминирующую роль, потеснив влияние французов. На улицах городка появились русские вывески и надписи, на домах развивались русские знамена: Галлиполи стал русским городом (в котором русские, составляли около 50 % населения)».

Следует подчеркнуть: ни ген. Врангель, ни ген. Кутепов уже не имели безспорных юридических прав принуждения. Подчинение им было добровольным. Как писал позже, в 1927 г., Н. Савич:

«Таким путем закладывался фундамент морального воспитания и обновления духа большой группы русских людей, пронесшей на своих плечах всю тяжесть междоусобной войны, испытавшей конечное поражение и изгнание, но не растерявшей духа, оставшейся морально целой, не сломленной несчастиями. Она закалилась в испытаниях и на ней оправдались слова поэта: так тяжкий млат, дробя стекло, кует булат.

Судьба помогла Врангелю выковать моральную силу тридцати тысяч русских людей. Он и его сотрудники и помощники­­ не опустили рук, когда, казалось, их роль в истории была уже сыграна». Они сумели «сохранить будущей России кадр людей, редкий по моральным качествам...».

Этим людям не было суждено увидеть Россию. Галлиполийское чудо, длившееся около года, было последним подвигом врангелевской армии. Но им предстояло оказать решающее влияние на становление русской политической эмиграции.

­­


Вместе с армией генерала Врангеля из Крыма эвакуировалась духовная власть Белого движения – Временное Высшее Церковное Управление ("ВВЦУ") Юга России, образованное в мае 1919 г. в Ставрополе на Южно-Русском Священном Соборе. В Константинополе архиереи провели совещание, на котором было обсуждено Постановление Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета за № 362 от 20 ноября 1920 г.. Это Постановление гласило: если какая-либо епархия «вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе с Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях»; это «непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея». На этом основании 19 ноября/2 дек. 1920 г. местоблюститель константинопольского престола митрополит Дорофей благословил деятельность ВВЦУ под управлением митр. Антония (Храповицкого). Год спустя, после налаживания связей со всеми епархиями и духовенством, оказавшимися вне пределов большевицкой власти (на Дальнем Востоке, в США, на Святой Земле и др.) в Сремских Карловцах открылся I Всезарубежный Церковный Собор, образовавший Русскую Православную Церковь за границей.


Категории: Белая Армия
Прoкoммeнтировaть
вторник, 15 ноября 2011 г.
Ноябрь 1764. – Скончался Семен Иванович Челюскин, Императрица Всея Руси 18:14:40
полярный исследователь, достигший северной оконечности Евразии


­­


«Сей мыс каменной, приярой…»


­­

Картина И.П. Рубана


Семен Иванович Челюскин (ок. 1704/7–ноябрь 1764), полярный исследователь, мореплаватель. Описал часть берега полуострова Таймыр, достигнув северной оконечности Евразии, названной впоследствии его именем (мыс Челюскин). Это и самая северная точка материковой суши мiра (77°43' с. ш. и 104°18' в. д.).

Родился Челюскин, скорее всего, в Калужской губернии в Перемышльском уезде в с. Борищево – в семье старинного дворянского рода (в XVII в. их фамилия писалась еще и как Челюсткины). Предки его служили воеводами, были объезжими и письменными головами, стольниками и стряпчими. Его дед Родион Матвеевич дослужился до головы московских стрельцов и был вхож в царский двор. При Петре I после подавления бунта московских стрельцов фамилия Челюскиных попала в черный список Тайной канцелярии. Отец Семена, Иван Родионович лишился имений, влез в долги и вел с семьей скромную жизнь в захолустье.

Семен Иванович учился в Математико-навигацк­ой школе (туда отбирали тех учеников, кто "прилежность и охоту имеют к наукам") и затем в Петербургской морской академии. В 1720-е гг. Челюскин нес службу на кораблях Балтийского флота в должности "навигатора", ученика штурмана, с 1726 г. подштурманом, в 1733 г. произведен в штурманы и назначен в Великую Северную экспедицию В.И. Беринга, в которой пробыл до 1742 г. Сначала находился в отряде своего земляка Прончищева, после смерти которого принял командование судном и настоял на продолжении экспедиции, затем в отряде X. Лаптева. Участвовал в исследовании побережья Северного Ледовитого океана от устья Лены до Енисея. Весной 1741 г. прошел по суше от р. Хатанги до р. Пясины и составил описание западного побережья полуострова Таймыр до м. Стерлегова. Зимой 1741–1742 гг. проехал на собачьих упряжках из Туруханска до устья Хатанги, затем составил описание всего восточного побережья Таймыра, выявив при этом самую северную точку материка Евразии, названную его именем (мыс Челюскин).

­­

Каменные пирамиды и столб на мысе Челюскин


Это открытие было сделано благодаря исключительному упорству Челюскина. Вопреки распространившемуся­ среди морских офицеров мнению о тщетности продолжения плаваний в полярных широтах Челюскин высказался: «Начатое свершиться должно». В июле 1740 г. Челюскин вышел в очередной поход, но спустя месяц судно затерло дрейфующими льдами вблизи бухты Прончищева. На лед сгрузили снаряжение и припасы, сделали санки и пошли к берегу, преодолевая торосы. Построили две "юрты земляные". Жили там до тех пор, пока не установился зимний путь. С провиантом помог енисейский промышленник В. Сазоновский, доставивший 70 пудов муки. Через месяц, пройдя около 700 верст, пострадавшие от кораблекрушения «претерпевали великую трудность и едва не все одержимы были цынготною болезнию, от которой несколько служителей померло», но достигли зимовья.

Подробнее…За 1741 г. партии штурмана Челюскина и лейтенанта Х. Лаптева описали берег между устьями рек Пясины и Нижней Таймыры. Группа геодезиста Чекина обследовала часть восточного побережья полуострова. Оставался неисследованным, как тогда называли, Северный Таймырский мыс. Конец лета и осень провели в Туруханске. Шла кропотливая подготовка к съемке северной части Таймырского побережья. Выполнить эту трудную и опасную работу взялся сам Челюскин.

5 декабря он выехал с тремя солдатами из Туруханска к р. Хатанге. Для экспедиции было собрано 40 собак и «пять нарт благонадежных к дальнему и неизвестному пути». Через девять дней туруханские казаки Федор Копылов и Дементий Судаков отправили вниз по Енисею несколько собачьих нарт и оленьих упряжек с продовольствием. А 15 декабря по указу городничего Туруханска в помощь Челюскину выехали пять собачьих нарт и конная санная подвода. Лаптев и Челюскин договорились так: штурман, достигнув северо-восточной части полуострова, повернет на запад, описывая побережье; лейтенант последует из Туруханска до устья Нижней Таймыры и оттуда повернет на восток, навстречу Челюскину.

При морозах до –50 °С совершали переходы по 30-40 верст в день. Через десять дней пути «олени пристали, некоторые на дороге остались». Ориентируясь по звездам и компасу, пересекали Таймыр с юго-запада на северо-восток. 15 февраля 1742 г. по рекам Хете и Хатанге прибыли в обжитое Попигайское зимовье. В конце марта группа солдата Антона Фофанова повезла к морю провиант на трех нартах. Сам Челюскин отправился на север. Следом двинулись подвозчики-нганасане на 11 нартах с кормом для собак. Еще одну группу – якута Никифора Фомина с девятью нартами и грузом собачьего корма – он отправил в устье Нижней Таймыры, чтобы оттуда двигаться западным берегом на встречу с ним. Столь разумная организация похода обезпечила его успех.

В определенный момент Челюскин отослал назад сопровождавших его каюров и лишь на трех собачьих упряжках отправился вдоль побережья на северо-запад, куда еще никто не проникал. Путевой журнал Челюскина, копия которого хранится в Госархиве Военно-Морского Флота в С.-Петербурге, – замечательный документ, свидетельствующий о необычайном упорстве и выносливости штурмана. Лаконичны его указания на неблагоприятные погодные условия. Часты упоминания о крайнем изнурении собак, которым было гораздо тяжелее, чем людям. Но ни слова о собственной усталости или проявлении страха, в записях не было места личным чувствам и переживаниям.

А ведь сегодня трудно даже представить себе все трудности передвижения на крайнем Севере. Один из современных авторов пишет:

«...В первые годы своей работы в Арктике я на себе узнал, как много требует от человека езда на нарте даже на малые расстояния. Связывать и развязывать сыромятные упряжные ремни, разминая голой рукой закостеневшие на морозе узлы, пережидать в пути непогоду- входит в круг дорожных будней путника. Часто приходится помогать собакам тащить нарту в гору или в вязком снегу, а то час за часом протаптывать дорогу. Сердце готово выскочить из груди, дыхание обморозило все лицо, и когда наконец препятствие преодолено, до самых костей пробирает мороз разгоряченного человека. Хорошо, если его через несколько дней ожидают жилье и отдых. Наши же герои продвигались в нехоженных местах, диких и пустынных. Трудно понять, как им удавалось находить дорогу. Даже если есть компас и известно название места, куда надо попасть, как взять без карты нужное направление и в конце многонедельного пути найти в снежной пустыне спрятанный в сугробе дом? О своих бедах и тревогах дорожных они не писали. Разгадку успеха надо, вероятно, искать в навыках и приемах, заимствованных у коренного населения. В основе своей оно было кочевым или, во всяком случае, проводило большую часть жизни в пути и на протяжении столетий накопило опыт, необходимый для ориентации в арктических просторах.
Объяснение это представляется убедительным, и все начинает казаться несложным и легкопреодолимым. Но только до тех пор, пока мы не представим себя вылезающими из спасительного снежного заноса, под которым пережидали вместе с собаками затянувшуюся пургу. Вся одежда просырела. Мороз за сорок. Надо непослушными руками откопать собак, запрячь их в уже поставленные на полозья нарты и сообразить, в какую сторону ехать. Это будни! Рабочие будни, которым нет места в отчетах и донесениях»

В те времена еще не знали хронометров, секстанты не могли дать точных показаний, и надо удивляться относительно малым погрешностям составленных карт. Примитивность огнестрельного оружия не гарантировала успешной охоты на медведя. Топливом служил плавник, которого, к счастью хватало на побережье. Однако спичек еще не знали, и разжечь просоленную, сырую древесину было целым искусством. Отсутствовала связь. Не было ни медикаментов, ни специальных очков, и люди надолго выходили из строя, пораженные снежной слепотой. Помимо здоровья, требовались исключительная воля и настойчивость, чтобы преодолеть все трудности и довести дело до конца.

7 мая Челюскин записал в путевом журнале обычные, но вошедшие в историю географических открытий слова: «Погода пасмурная, снег и туман. В пятом часу пополудни поехал в путь свой... Приехали к мысу. Сей мыс каменной, приярой, высоты средней, около оного льды глаткие и торосов нет. Здесь именован мною оный мыс: Восточный Северный. Поставил маяк — одно бревно, которое вез с собою». Только один час провел Челюскин в районе крайней северной точки материка. Он указал в журнале, что, по его мнению, Северо-Восточный мыс окончился, и земля лежит на юго-запад, к устью Нижней Таймыры, куда он и двинулся.

Осенью 1742 г. Семен Иванович вернулся в Петербург, где был произведён в мичманы и служил на разных должностях на Балтийском флоте. В 1751 г. был произведён в лейтенанты, через 3 года в капитан-лейтенанты. В 1760 г. в чине капитана 3-го ранга по состоянию здоровья ушёл из флота. С.И. Челюскин умер в ноябре 1764 г. и похоронен, вероятно, на кладбище села Мишина Поляна Белёвского уезда, в старинном имении своих предков (существует также вероятность захоронения в с. Босарево, что на Оке, неподалеку от Алексина; окончательно разрешить эту загадку предстоит тульским и калужским краеведам).

Итак, время Великой Северной, или Второй Камчатской, экспедиции было сделано два больших открытия: Россия достигла Северной Америки (Аляски) и северной точки Евразии. И хотя первопроходец Челюскин не придавал своему открытию важного значения, столетие спустя известный русский учёный и исследователь XIX века академик Александр Миддендорф предложил именовать северную оконечность Евразии мысом Челюскина и охарактеризовал его так: «Челюскин, бесспорно, венец наших моряков, действовавших в том крае… вместо того, чтобы изнуриться пребыванием на глубоком Севере, как изнурялись все другие, он в 1742 г. ознаменовал полноту своих деятельных сил достижением самого трудного, на что до сих пор напрасно делались все попытки».

+ + +


Первым судном, которому удалось достичь мыса Челюскин, было иностранное судно "Вега" шведа Норденшельда (1878 г.), оно совершило первое прохождение Северо-Восточным проходом из Атлантики в Тихий океан.

­­

На гравюре: экспедиция Норденшельда салютует мысу Челюскин (1878 г.).


В августе 1913 г., пробиваясь через проход в обратном направлении, с востока на запад, капитан 2 ранга Б.А. Вилькицкий на ледокольном пароходе "Таймыр" открыл большой архипелаг к северу от мыса Челюскина. Архипелаг моряки единодушно решили назвать именем Императора Николая II. А пролив позже получил имя Вилькицкого.

В 1932 г. на мысе была открыта полярная станция. В 1934–1935 гг. здесь зимовал Папанин. В 1969 г. в километре от полярной станции начала работу погранзастава на мысе Челюскин. Эти два объекта вместе с аэропортом и составили основное населения мыса Челюскин, которое в лучшие годы (1970-е) насчитывало около ста человек, имелось почти еженедельное авиационное сообщение с базовым аэропортом на о. Диксон. Незабываемым праздником для всех челюскинцев была встреча солнца 19 февраля, когда светило впервые показывало свой долгожданный краешек после четырехмесячной полярной ночи. В этот день в полдень на вездеходах выезжали на возвышенность близ речки Каньонка, устраивали салют, стрельбу по мишеням, разрешалось нарушить и сухой закон.

­­

Полярная станция на мысе Челюскин, 1970-е гг.


Километрах в ста от Челюскина находился пустующий сталинский законсервированный концлагерь. Из него полярники порою притаскивали на станцию трактором избу, бочки с горючим и другое полезное имущество. Возможно это был «отдельный лагерный пункт "Рыбак" в составе Норильского ИТЛ, удаленный от него на северо-восток на 850 км., существовал на полуострове Челюскин в 1951-1952 годах. Численность заключенных в нем – от 200-300 до 600-800 чел., причем первая цифра кажется более близкой к истине – эту партию завезли в основном для строительства большого лагеря. Кроме этого, заключенные были заняты на геолого-поисковых, геолого-разведочных и хозяйственных работах. Геологические работы могли сопровождаться попутной добычей в небольших объемах радиоактивных руд. Для сегодняшнего уровня знаний о географии ГУЛАГа это – самый северный из островов его архипелага, существование и характер работ которого подтверждено документально» (данные сайта "Мемориал").

­­


­­

Остатки лагеря заключенных на полуострове Челюскин


Ныне, в результате "демократических" реформ 1990-х гг., на станции осталось около 10 сотрудников. Жилые дома и хозяйственные постройки заброшены и разрушаются. В 1997 г. сгорела музейная экспозиция в кают-компании. В ней были собраны находки из зимовий первопроходцев, вещи первых полярников, много картин. Идут разговоры, чтобы вывезти оттуда последних людей и установить приборы для автоматических наблюдений.

Погранзастава еще действует, хотя на ней теперь служат всего лишь около 20 человек, не понимающих своей военной цели.


Категории: Полярный иследователь
Прoкoммeнтировaть
пятница, 11 ноября 2011 г.
Загадочный Адъютант Его Превосходительства Императрица Всея Руси 09:17:18
­­


­­
Советское кино имело одно родимое пятно. Оно было в той же степени пропагандистским, как нынешнее стало пиаристым. С течением времени оно превратилось в правдивое, насколько такое было возможно при социалистическом реализме. Телесериал "Адъютант его превосходительства"­ впервые показал чекиста in action.


Штандартенфюрер Штирлиц — образ собирательный. Он плод воображения литератора Юлиана Семенова. Конгениальный успехам советской разведки многосерийный телесериал режиссера Татьяны Лиозновой "Семнадцать мгновений весны" породил некоторое количество забавных анекдотов и доставил награды его создателям. Если верить анналам внешней разведки (а лучше им вовсе не верить — не та служба, чтобы говорить Правду), самым успешным советским агентом в высшем эшелоне РСХА был некий Вилли Леман.

Исследователи сразу же обратили внимание на ряд нестыковок. Гауптштурмфюрер СС Леман, служивший не под руководством Шелленберга, а гестаповца Мюллера, был изъят из этой жизни в декабре 1942 года. Служил он за банальные рейхсмарки, а не за идею какого-то там Интернационала. Был он природным немцем, а не Исаевым, последний, если бы и говорил по-немецки даже без остзейского акцента, должен был вырасти не во глубине сибирских руд, а поближе к матушке-Волге. Добряк дядюшка Вилли не дожил до времени секретных переговоров Даллеса с Вольфом как минимум года три. Словом, гауптштурмфюрер отличается от штандартенфюрера так же, как капитан от полковника.

Другое дело, когда речь заходит о 1919 годе. Естественно, мы имеем в виду не игру в "казаки-разбойники"­ во время Гражданской войны, которую трехсерийно устроили на наших экранах неуловимые "красные дьяволята". Этот армяно-еврейский вариант "остерна" решительно не касается реальных послереволюционных событий в России. Напротив, за два-три года до триумфального шествия Исаева-Штирлица страна под названием СССР прильнула к экранам, чтобы насладиться любовно-авантюрными­ похождениями адъютанта Его Превосходительства капитана Павла Кольцова. О нем уж точно анекдотов не сложат, потому что сама его жизнь и есть настоящий анекдот.

Как ни крути, но у Павла Андреевича Кольцова был не просто прототип по имени Павел Васильевич Макаров. Собственно, кинематографический­ Кольцов, по гамбургскому счету, и есть Макаров a l naturel. Бегло по-французски Паша Макаров не говорил, поскольку вырос в рабочей слободке и университетов, как другой герой российской междоусобицы, тоже не кончал. Во время Первой мировой воевал на румынском фронте и дослужился до прапорщика. До революции в военное время это звание присваивалось унтер-офицерам, имевшим среднее или высшее образование без экзаменов. Точными данными никто не располагает, поскольку большинство пишущих о Пашке Макарове ориентируются на его воспоминания. Все мемуаристы, равно как представители благородного сословия, так и гегемон, нещадно врут о времени и о себе.

После тяжелого ранения, контуженый Макаров в 1917 году приехал к родителям в Севастополь. Двадцатилетний уроженец Рязанской губернии стал активным участником установления Советской власти. Вместе со своим братом Владимиром он стал большевистским агитатором — точнее, вербовщиком в Красную армию товарища Бронштейна-Троцкого­. Люди с отменно подвязанным языком всегда востребованы. Позавчера в пропагандисты, вчера в ди-джеи, сегодня — в шоумены для ток-шоу. Все три слова в русском языке проходят по разряду иноязычных.

В апреле 1918 года Макаров продолжал вести богемный, в смысле цыганский, образ жизни — разъезжая за пределы Крымского полуострова и собирая волонтеров для борьбы с мироедами. Так на окраине Мелитополя он наткнулся на белогвардейские разъезды генерала Дроздовского. На расспросы патрульных находчивый юноша моментально выдал, что он штабс-капитан (мысленно пририсовав себе на погон три маленьких звездочки), но и этого амбициозному парню показалось недостаточно и он добавил — "представленный к капитану по румынскому фронту".

Слово за слово, погоном по столу. Макаров отказался идти в штыковую против своих товарищей, закосил от армии, как бы теперь сказали, сославшись на полученное на фронте ранение. Как изучавшего шифровальное дело (пацаны, воинская специальность всегда в цене! — это призыв на правах рекламы), Макарова рекомендуют на должность шифровальщика в штаб генерала Дроздовского. По легенде, которую выдумали создатели фильма, чекисту Кольцову поручается нелегкое дело проникнуть в логово врага. Невольно оказавшийся в рядах Добровольческой армии Макаров прикидывается усердным служакой.

­­

Реальное удостоверение Павла Макарова — адъютанта Его Превосходительства Командующего Добровольческой армией В. З. Май-Маевского. Харьков, октябрь 1919


В приснопамятные 1930-е годы это ему аукнется. Срок окажется недолгим, и Павел Васильевич проживет потом долгую жизнь. Если кто и попьет его кровь — так это товарищи-господа бумагомаратели. Накануне своей естественной смерти в 1970 году Макаров прочитает в журнале "Вокруг света" сценарий телевизионного фильма "Адъютант Его Превосходительства"­. Авторов Павел Васильевич назовет плагиаторами. Каким-то образом в их руки попало раритетное издание его книги "Адъютант Май-Маевского", изданной аж в 1926 году! В ней автор рассказал о своем скромном подвиге.

После гибели генерала Дроздовского под Ставрополем в июне 1918 года на его место был назначен генерал-лейтенант Май-Маевский. До сих пор в ушах стоит соломинское обращение к Его Превосходительству "Владимир Зенонович", услышанное в нашем телефильме. Подлинные имя и отчество генерала Добровольческой армии Май-Маевского, которого в фильме окрестят Ковалевским. Один из первых советских фильмов, где враги были показаны умными интеллектуалами, которым не чужда любовь к России.

Людмила Овчинникова в своей книге "Солдаты тайной войны" обращает внимание на то, что в фильме "Адъютант его превосходительства"­ "достоверно воспроизведены облик генерала, особенности его характера", а также его имя и отчество. Тут можно не согласиться с исследовательницей.­ Про ФИО мы уже сказали выше, про внешность каждый может рассудить сам, достаточно набрать в поисковике эти три буквы. Реальный генерал Белой армии в реальной, далеко не белой, а черно-белой, как телефильм, ленте, был запойным пьяницей.

Пашка Макаров тоже был далеко не комильфо. В своей книге он потом напишет: "Мне приходилось схватывать на лету, как подходить к дамам, целовать ручки, расшаркиваться и раскланиваться".

С французским языком у бывшего рабочего паренька было туго, зато дешевых французских (и не только) бульварных романчиков Макаров начитался вдоволь. В своих мемуарах он предается воспоминаниям, как, блистая молодостью и золотыми погонами, соблазнял великосветских барышень. Сами того не ведая, недозрелые и перезрелые красотки отжившего режима служили {censored} революции.

И все-таки Макаров, или Кольцов, был схвачен. Телезрителям было предоставлено право самим додумать судьбу красавца-разведчика­. Каждая серия телесериала начиналась с фразы "Первым чекистам посвящается". Павел Макаров умер в тот год, когда советские телезрители балдели от подвига героя. Чтобы он дожил до столь преклонных лет, в далеком 1920 году его невеста Мария Удянская передала Павлу узелок с едой. В жареной рыбе Макаров обнаружил записку, в которой было нацарапано, что его брат Владимир расстрелян. И тогда Макаров решился на побег.

Через полвека после этих событий Юрий Соломин сыграет роль Павла Макарова. Актер старше своего героя лет на десять, после фильма он будет отмечен премиями, наградами и до старости ему будет красная дорожка играть положительных дядек. Прототип тоже сыграл свою роль. Павел Макаров сумел выжить в этой жизни, обставив и белых, и красных, и серо-буро-малиновых­. Он ведь выжил — пускай другие попробуют!



Категории: Киногерои
Прoкoммeнтировaть
среда, 9 ноября 2011 г.
В память 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года. Императрица Всея Руси 09:06:09
­­


Выпустила в обращение юбилейную медаль в память 200 – летия Отечественной войны 1812 г. Приятно отметить тот факт, что медаль повторяет медаль, выпущенную к столетнему юбилею Отечественной войны 1812 г.

­­

На лицевой стороне медали погрудное, профильное, вправо обращенное, изображение Александра I без каких-либо императорских атрибутов. На оборотной стороне пространная надпись в семь строк: «1812 – СЛАВНЫЙ ГОД – СЕЙ МИНУЛЪ, – НО НЕ ПРОЙДУТЪ – СОДЕЯННЫЕ ВЪ – НЕМЪ ПОДВИГИ – 2012». Надпись для этой медали была заимствована из старого «Высочайшего приказа войскам…», подписанного императором 5 февраля 1813 года Александром I в главной его квартире в городе Конин. Медаль предназначалась для ношения на груди на Владимирской ленте.

Категории: Награды
Прoкoммeнтировaть
вторник, 8 ноября 2011 г.
Чудо на Висле Императрица Всея Руси 10:11:32
­­


В августе 1920 года, у стен Варшавы были остановлены, отброшены и разгромлены красные орды Тухачевского. Несомненно, эта дата должна отмечаться всей Европой как дата спасения европейской цивилизации от нового Батыя в лице большевизма. Польша тогда в очередной раз выступила в качестве форпоста западного мира.

­­


Напомню, в апреле 1920 года, Юзеф Пилсудский, зная о намерении Ленина и Троцкого сделать Польшу «красным мостом» для большевистского наступления на Запад, решил нанести превентивный удар по Советам. Он заключил союз с головным атаманом С. Петлюрой и признал независимость Украины. Уже 7 мая 1920 года союзные польско-украинские силы освободили Киев. Однако упрочить и развить этот крупный успех не удалось. Через месяц, 12 июня, Киев снова оказался в руках большевиков, которые сразу развернули массированное наступление на Европу. В ответ последовала известная нота министра иностранных дел Великобритании Керзона, пытавшегося остановить красных на линии, определенной Антантой в качестве восточной границы Польши.

Важная деталь. Мало кто знает, что большевистсккая эксплуатация российских патриотических чувств – это отнюдь не изобретение товарища Сталина времен т.н. «великой отечественной войны». Вот что происходило на советском идеологическом фронте весной1920-го : «”Патриотизм”, объявленный Лениным еще во время мировой войны понятием буржуазным, после революции высмеиваемый и преследуемый, весной 1920 года берется на вооружение коммунистической партией. 29 апреля ЦК РКП (б) обращается с призывом защищать Советскую Республику не только к "рабочим и крестьянам”, но и к "уважаемым гражданам России”. Воскрешается понятие - Россия, которое революция объявила уничтоженным. ЦК напоминает в Обращении о вековой польско-русской вражде, о Других вторжениях - 1612, 1812, 1914 годов. ЦК выражает уверенность, что "уважаемые граждане” не позволят польским панам навязать свою волю русскому народу. Украинские коммунисты, которые в течение трех лет вели беспощадную борьбу с украинским национализмом, звали теперь весь украинский народ на защиту "родины”. Призыв к патриотическим чувствам русского народа дал немедленный результат. Генерал Брусилов обратился через Правду к генералам и офицерам бывшей царской армии с призывом забыть все обиды и выполнить свой долг: защитить любимую Россию, даже ценой жизни, от чужеземного ига" ("История России 1917-1995").

Подробнее…
На фото: Польский военный плакат: «Хотите, чтобы так стало и с вашими жёнами и дочерьми? Защищайтесь всеми силами перед большевизмом!» 1920 г.

­­


Целью красного броска на Запад была Германия (по меньшей мере). Ленина вдохновляла всеобщая германская забастовка, сорвавшая в марте капповский путч. В приказе по Западному фронту от 2 июля 1920 года Тухачевский провозглашал: «На наших штыках мы принесем трудящемуся человечеству счастье и мир. На Запад!». И более определенно: красные войска, писал Тухачевский, «через труп белопанской Польши понесут на своих штыках пламя мировой революции на Запад Европы». «23 июля в Москве создается Временный польский революционный комитет (Польревком) во главе с Мархлевским Подлинным руководителем Польревкома становится Феликс Дзержинский. Польревком был первой пробой использования проживающих в Москве иностранных коммунистов для установления советской власти за рубежами советской республики. Опыта еще не было, и деятельность Польревкома импровизировалась по образцу и подобию Москвы. Сталин, однако, предвидя повторение польского опыта, 16 июня адресовал Ленину письмо, в котором теоретически обосновывал необходимость разработать планы широкой конфедерации советских государств, таких как Польша, Германия, Венгрия. Ибо, полагал Сталин, их нельзя трактовать как башкиров или украинцев и просто включить в федерацию советских республик» ("История России 1917-1995"). Уже 28 июля был взят первый крупный польский город Белосток. Там большевики немедленно продемонстрировали систему ценностей, которую они несли в Европу: «В первые же дни в Белостоке была создана ЧК, которая приступила к репрессиям на всей польской территории, контролируемой Польревкомом (до Подлясья и части Мазовии). Созданы были также и революционные трибуналы».
«Даешь Европу! — ревели буденовцы. Лозунг, родившийся случайно, был страшен тем, что подхватывался действительно широчайшими русскими солдатскими массами. Он выражал сущность всего таранного удара Михаила Тухачевского, поведшего в 1920 году на Европу русские войска. Как ни грустно признать, этот лозунг, оброненный старым царским вахмистром приморско-драгунского полка, крепким хозяином в своей коннице Семеном Буденным и подхваченный армией, ведет свое начало из публичного дома. Там он звучал несколько иначе: "Даешь б...ь!”», - пишет известный историк Роман Гуль. Он же точно вскрывает глубинные архетипы красного нашествия: «Без всякого удержу, без узды, Азией, наводнением несутся русские армии на Европу». Поход Тухачевского, повторяю, стал всего лишь повторением похода Батыя. Это хорошо поняли поляки, особенно польская молодежь, вспомнившая образ пана Володыевского. Польша тогда переживала взрыв национального духа. В августе 1920-го молодые польские добровольцы, массово откликнувшиеся на призыв маршала Пилсудского, на варшавских городских трамваях ездили на передовую – отражать натиск большевиков.

На фото: Польский плакат "Эй, кто поляк - в штыки"

­­


«Вскоре при помощи французских коллег в польском Генштабе был разработан план контрудара, который позже военные историки назовут "Чудом на Висле”. Несмотря на то, что по обе стороны фронта находилось примерно по 150 тыс. человек, Пилсудский рядом манёвров сумел добиться более чем двукратного перевеса в численности, и когда Красная армия была уже на подступах к Варшаве, нанёс ей сильный удар во фланг. Опасаясь угрозы окружения, Тухачевский начал отступление». Груды красных знамен стали трофеями доблестных поляков.

На фото: Трофейные знамена РККА, захваченные поляками

­­


Нельзя не отметить весомый вклад в спасение Польши и Европы, сделанный Русской Армией генерала Врангеля и украинскими частями Петлюры. Белогвардейцы оттянули на себя несколько десятков лучших красноармейских дивизий и многочисленные пополнения. Окажись бы эти красноармейские силы на Западном фронте, исход наступления большевиков на Польшу был бы совсем иной. Украинские войска не позволили , {censored} в районе Львова, соединиться с Тухачевским: «Расчеты на "красных кавалеристов” Буденного не оправдались. Воспетой Первой конной армии, что собиралась помыть сапоги в Сене, не удалось выйти на оперативный простор. За 10 дней боев под Замостьем армия Буденного не сумела сломить сопротивление 6-й украинской стрелковой дивизии армии УНР под командованием генерал-хорунжего Безручко. Украинцы спасли поляков, но поляки позже забыли их поблагодарить». Под Варшавой полегло минимум 25 тысяч русских, возжелавших химеры мировой революции. Столько же попало в польский плен. Примерно 40 тысяч интернировали немцы. Разгром был полный. Наши патриоты любят спекулировать на количестве красноармейцев, умерших в польском плену (16-20 тысяч). Некоторые патриотические борзописцы утверждают, что Катынь – это, дескать, воздаяние за сии «невинные» жертвы. Вот и товарищ Путин, будучи в апреле в Катыни, бесстыдно провел эти параллели, причем назвав немыслимую цифру погибших – 32 тысячи! Тем важнее объективная информация о тех событиях: «На протяжении многих лет в нашей стране утверждали, что в неволе они (красноармейцы – А.Ш) подвергались пыткам, издевательствам и были замучены своими надзирателями-садистами. Однако всё это не так. Дело в том, что в лагерях, куда попали красноармейцы, не ожидали такого числа пленных. Кроме того, ещё до капитуляции больше половины личного состава Красной армии переболело тифом, дизентерией, холерой, оспой. Когда её бойцы попали в плен, заразу они приносили с собой, всюду были эпидемии. Лекарств, еды и одежды, в которой нуждались красноармейцы, не было. Их собственное обмундирование не выдерживало никакой критики…». Ну и, конечно, сакраментальный вопрос: а кто, собственно, звал этих красноармейцев в Европу? Что они хотели принести на Запад? Колхозы? ГУЛАГ? Массовое одичание? Да, как показывает опыт нашей истории, именно это. Так стоит ли шибко жалеть безмозглых энтузиастов мировой революции, кремлевское пушечное мясо?.. В 1920 году Польша спасла европейскую цивилизацию от красной чумы. Лишь в 1944-45 гг. Москва смогла взять полуреванш, на полвека захватив в соцлагерь Восточную Европу. Нынешней Европе – расслабленной и полусоциалистической – самое время вспомнить Чудо На Висле именно сейчас, когда крипто-большевистский монстр опутывает ее цепкими щупальцами своих газопроводов. На смену азиатской коннице и танковым армадам пришли трубы, но цели – экспансионистские, хищные, советские – остались те же.


Категории: Интервенция
Прoкoммeнтировaть
вторник, 1 ноября 2011 г.
Павел Гойнкис Императрица Всея Руси 10:17:00
инженер-кораблестрои­тель, организатор судостроения и создатель торпедных катеров


­­


1 ноября 1889 — 21 марта 1961
122 года назад 50 лет назад


­­Он известен как создатель первого в советском флоте скоростного торпедного катера, ставшего родоначальником серии легких газотурбинных кораблей.

Павел Густавович Гойнкис родился 1 ноября 1889 года в семье немецких купцов в Польше. После окончания в 1911 году кронштадтского морского инженерного училища начал работать младшим помощником судостроителя в аварийных доках порта. Затем переходит уже в должности инженера на завод «Руссуд» в Николаеве и там же в 1913 году поступает в морскую академию.

Учебу прервала Первая мировая война, с началом которой Павел Гойнкис отправляется в Архангельск устанавливать артиллерию на гражданских судах. В 1916 году Павел возвращается в академию, и после ее окончания остается в альма матер преподавать курс теории корабля и одновременно возглавляет судостроительное бюро Балтийского завода.

В 1920-е годы Гойнкис становится главным корабельным инженером завода, его вклад в советское кораблестроение сложно переоценить. Под его руководством возрождается строительство барж, лихтеров для Севморпути, спускаются на воду первые советские лесовозы и пассажирские теплоходы.

Павел Гойнкис считается основателем Тюменского судостроительного завода. Также он разработал технологию сборки на Дальнем Востоке легких кораблей и подводных лодок из секций, доставляемых с судостроительных заводов центра страны.

В 1920-1930-е годы возглавлял судостроительные заводы во Владивостоке, Комсомольске-на-Аму­ре, а также Главное управление Морской судостроительной промышленности.

В 1938 году был репрессирован, но и в заключении не переставал трудиться и сконструировал несколько проектов боевых кораблей.

В 1948 году разработал проект и наладил серийное производство ракетных катеров, за что в 1951 году стал лауреатом Сталинской премии и в 1952 получил второй орден Трудового Красного Знамени.

Умер Павел Густавович Гойнкис в Ленинграде, по дате смерти спорные сведения - в 1959, 1960 или 1961 году. Большинство исследователей придерживаются даты 21 марта 1961 года.



Категории: Русский кораблестроитель
Прoкoммeнтировaть
суббота, 29 октября 2011 г.
Ефим Путятин, русский государственный деятель, адмирал и дипломат Императрица Всея Руси 07:45:17
­­


19 ноября 1804 — 28 октября 1883
207 лет назад 128 лет назад


­­Ефим (Евфимий) Васильевич Путятин родился (7) 19 ноября 1804 года в Петербурге. По воле родителей поступил в Морской кадетский корпус, который окончил с отличием. Первым мореходным опытом Ефима стало участие в кругосветном плавании (1822-1825) в звании мичмана на фрегате «Крейсер».

В 1827-1841 годах Путятин плавал на Балтике, Средиземном, Черном и Каспийских морях, участвовал в Наваринском сражении, блокаде Дарданелл и Константинополя, провёл 18 кампаний, был награждён несколькими орденами, произведён в капитан-лейтенанты и назначен командиром корветов.

1842 год стал первым в карьере дипломата – Путятин возглавил дипломатическую миссию в Иране, где заключил договор об отмене ограничений русской торговли на Каспийском море и об установлении по нему регулярного морского сообщения между странами. После этого успеха он часто направлялся в дипломатические поездки в Англию, Турцию, Египет… Вскоре Ефимий Путятин был произведён в чин вице-адмирала.

Путятиным был разработан план экспедиции к восточным морским границам Китая и Японии еще в 1843 году. Но только в 1852 году российское правительство сделало попытку «открыть сношения с Японией», поставив по главу дипломатической миссии вице-адмирала.

В декабре 1854 года в Симоде между представителями двух держав начались переговоры, которые проходили в сложных условиях – на ход дела особенно сильно повлияла начавшаяся Крымская война. Но 7 февраля первый русско-японский договор о торговле и границах был подписан (в истории он известен и как Симодский трактат).

Согласно договору двумя странами устанавливались дипломатические отношения; для русских судов открывались порты Хакодатэ, Нагасаки и Симода; а также устанавливались границы: Японии отходила часть Курильских островов. Сахалин объявлялся неразделённой демилитаризованной зоной.

По возвращению в Петербург за успех миссии Путятин получил титул графа и вскоре продолжил дипломатическую деятельность военно-морским атташе в Великобритании, Франции и на Дальнем Востоке, где заключил ряд важных договоров с Китаем и Японией. За свои заслуги Ефим Васильевич был произведён в адмиралы и награжден многими орденами.

Но с его именем связаны не только успехи нашей страны на дипломатическом поприще, но и географические открытия на Дальнем Востоке. Им была проведена опись восточного берега Кореи, были открыты заливы Посьета, Ольги, а также острова Римского-Корсакова.­ Именем Путятина назван остров в заливе Петра Великого и мыс в бухте Провидения. Он автор книги «Проект преобразования морских учебных заведений, с учреждением новой гимназии».

Последние годы жизни адмирал провел во Франции. Скончался Ефим Васильевич Путятин 28 октября 1883 года в Париже, по завещанию был похоронен в Киево-Печерской лавре. В Японии в г.Фудзи на о.Хонсю по инициативе японцев ему установлен памятник.

Категории: Государственный деятель Российской Империи
Прoкoммeнтировaть
пятница, 21 октября 2011 г.
Подводные Силы Черноморского флота 1918–1920 гг. Императрица Всея Руси 08:47:28
­­


В результате октябрьского переворота 1917 года в Петрограде Черноморский флот разделился на белых и красных, и перемешался, невзирая на приказы командования и проведение митингов. В конце концов, моряки русского (Белого) флота завладели остатками кораблей флота и всем, что полагалось для их эксплуатации, а красные, потопив у Новороссийска то, что досталось им, сошли на берег и, пополнив ряды пехотинцев, воевали на суше. На море наступило затишье.

В начале 1918 года вступила в строй подводная лодка «Буревестник». 14 января 1918 года подводная лодка «Нерпа» вошла в состав красных морских сил. В этом же году была введена в строй подводная лодка АГ-21 и в Николаеве спущена на воду подводная лодка АГ-22.

С 1 февраля в красной России перешли на григорианский календарь, вместо действовавшего ранее юлианского. После 31 января 1918 года последовало не 1 февраля, а сразу 14 февраля 1918 года. Однако на кораблях русского (Белого) флота счет дней вели по старому стилю, в лучшем случае записывая двойную дату через дробь.

Март 1918 года


На подводной лодке «Нарвал» по неизвестной причине функционировал судовой комитет, хотя на Балтике Центробалт и судовые комитеты были распущены еще в феврале как органы, дезорганизующие управление и разлагающие судовые команды. На Черном море комитеты продолжали разваливать флот. 3 марта был заключен Брестский мир. Территория Украины отторгалась от России. Взяв Перекоп, германские войска двинулись к Севастополю, чтобы захватить корабли Черноморского Флота.

­­Красные части с трудом сдерживали германские войска. Германское военное командование, маскируя свои истинные намерения, потребовало передать Черноморский флот «украинской державе». Немцы обещали не трогать корабли флота, если они поднимут украинские флаги и подчинятся украинскому командованию гетмана Скоропадского. 12 марта подводная лодка №-3 была оставлена на реке Дунай в районе г.Рени и захвачена австро-венгерскими войсками. В силу технической недозрелости противника, или, скорее всего, за ненадобностью, подводная лодка не была приведена в боевое состояние. Позже она досталась румынским войскам и исчезла. 17 марта подводная лодка «Нерпа», находящаяся в капитальном ремонте в Николаеве, также была захвачена австро-германскими войсками.

Апрель 1918 года


На подводной лодке «Орлан» судовой комитет тоже продолжает функционировать. 29 апреля три линейных корабля Черноморского флота подняли «жовто-блакитные» флаги. Но и после подъема на них украинских флагов германские войска не остановили наступление на Севастополь. Узнав об этом обмане, команды линкоров сорвали желто-голубые флаги, подняли красные и ночью 1 мая ушли вслед за миноносцами в Новороссийск.

Подробнее…
Май 1918 года


2 мая подводные лодки «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Тюлень», «Краб», «Кашалот», «Кит»,­­ «Нарвал», «Буревестник», «Гагара», «Орлан» и «Утка» были оставлены в Севастополе и, являясь собственностью красных, в соответствии с принятым соглашением поступили в управление Германского Адмиралтейства «до заключения всеобщего мира». Таково было официальное заявление германского командования. На самом деле оно просто захватило почти все корабли флота, а новейшие подводные лодки «Буревестник», «Орлан», «Утка» и «Гагара» ввело в состав своих сил, переименовав в «US1», «US2», «US3» и «US4» соответственно. Вскоре подводные лодки «Утка» и «Буревестник» передали Морским Силам Юга России, а подводная лодка «Гагара» укомплектовали подводниками с германской подводной лодки «UB14».

Ноябрь 1918 года


­­ Германия капитулировала перед Антантой. 13 ноября Советы аннулировали Брестский мир. 24 ноября англо-французские войска высадились в Новороссийске, Одессе и Севастополе. Подводные лодки АГ-21, АГ-22, «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Тюлень», «Краб», «Кашалот», «Кит», «Нарвал», «Буревестник», «Гагара», «Орлан» и «Утка» перешли под контроль англо-французского командования. Начальники и командиры соединений и судов Белого движения обрели статус начальников охраны этих же соединений и судов.

Декабрь 1918 года


9 декабря англо-французские войска высадились в Николаеве и захватили подводную лодку «Нерпа», находившуюся в капитальном ремонте, и строящуюся подводную лодку АГ-23.

Боевое расписание Черноморского флота Белого движения на 1919 год:


Подводные лодки в Севастополе:

«Тюлень» - действующий флот; АГ-21, «Буревестник», «Орлан», «Гагара», «Утка», «Нерпа», «Нарвал», «Кит», «Кашалот» - суда резерва; ликвидируются «Краб», «Скат», «Карась», «Карп», «Налим», «Лосось», «Судак»

в Николаеве в достройке:

«Лебедь», «Пеликан», АГ-22, АГ-23, АГ-24, АГ-25, АГ-26.

Январь 1919 года


5 января в Вооруженных Силах Юга России издается приказ Главнокомандующего, в котором говорится: «Приказываю теперь же восстановить форму одежды флота и морского ведомства бывшую до апреля месяца 1917 года. ГК ВС Юга России генерал-лейтенант Деникин». Впитавшая двухсотлетние традиции скромная, но со вкусом пошитая морская форма Русского Императорского флота способна поднять боевой дух офицеров и команд, тогда ходивших в изодранной форме поры Временною правительства, похожей на английскую, заимствованной у других стран. Этого не понимают нынешние военные руководители, которые ввели в современную форменную одежду русских моряков натовские пилотки, френчи и офицерские фуражки гестаповского покроя с безобразно устремленными в зенит тульями. 13 января подводная лодка «Тюлень» была переведена в 12-часовую готовность и непосредственно подчинена командующему Черноморским флотом. 5–8 февраля «Тюлегь» совершил переход из Севастополя в Новороссийск. 31 января франко-греческие войска заняли Херсон, 3 февраля в их руки перешел Николаев со строящимися и ремонтирующимися на его верфях подводными лодками.

Февраль 1919 года


14–18 февраля подводная лодка «Тюлень» возвратилась из Новороссийска в Севастополь.

Март 1919 года


Утвержден штат подводной лодки «Тюлень»: командир, старший офицер, минный офицер, штурманский офицер, инженер-механик и 37 человек команды.

Войска красных начинают освободительный поход по побережью Черного моря. 10 марта у франко-греческих войск­­ отбит Херсон. 14 марта подводные лодки «Нерпа» и АГ-23 перешли в руки войск красного фронта. 26 марта в Севастополе приступила к работе комиссия по ликвидации имущества подводной бригады Белого движения. В этот же день подводная лодка «Тюлень» совершила переход из Севастополя к Геническу с заходом в Феодосию и Керчь. Под Геническом подводная лодка более недели находилась во льдах, осуществляя огневую поддержку русского флота: на море у противника не было кораблей, против которых она могла бы воевать, поэтому подводная лодка стреляла из пушек по береговым целям, в результате легко повредила во льдах свои собственные винты и корпус, после чего вернулась на ремонт в Севастополь. 29 марта красные взяли Очаков. Над Севастополем нависла угроза захвата. Белое командование приступило к подготовке эвакуации флота из Севастополя в Новороссийск.

Апрель 1919 года


3 апреля по приказанию союзного командования подводные лодки «Тюлень» своим ходом, «Утка» и «Буревестник» на буксире срочно перешли из Севастополя в Новороссийск.

В Новороссийск подводные лодки привели команды, составленные 26 офицерами и 1 мастеровым. Подводные лодки пришли безоружными, так как французское командование запретило брать торпеды. 16 апреля закончена эвакуация из Севастополя в Новороссийск действующих кораблей Черноморского флота, переданных союзниками представителям Белого движения еще в ноябре 1918 года. В Севастополе оставались находившиеся в резерве АГ-21, «Гагара», «Орлан», «Нарвал», «Кит», «Кашалот», «Краб» и отправленные к порту малые лодки. В Подплаве несли службу все нижние чины и 3 офицера. 22–24 апреля, в ожидании захвата главной базы флота войсками красных, подводные лодки АГ-21, «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Краб», «Кашалот», «Кит», «Нарвал», «Гагара» и «Орлан» по приказу английского командования были затоплены в районе Севастополя.

Май 1919 года


3 мая в занятом красными Николаеве красный флотский экипаж приступает к сборке пяти подводных лодок американского типа «АГ», из которых подводная лодка АГ-22 должна вступить в строй в этот же месяц. Подводная лодка «Нерпа» находится в капитальном ремонте. Без движения остаются спущенные на воду корпуса подводных лодок «Лебедь» и «Пеликан». Началось воссоздание Красного ЧФ при наличии 2 700 человек личного состава в Севастополе, Одессе, Николаеве и полном отсутствии боеспособных судов. До указанного времени моряки Черноморского флота красных воевали на суше, главным образом в составе ударных частей и экипажей бронепоездов. 14–21 мая подводная лодка «Тюлень» совершила переход из Новороссийска в Батуми и вернулась обратно, ведя под конвоем транспорт «Ризе» с грузом боеприпасов. Батуми становится перевалочной базой для доставки белым войскам оружия и военного снаряжения союзников. Не имея ни одного боеготового корабля, в том числе ни одной подводной лодки, красные оказались не способны дать отпор противнику на море.

Июнь 1919 года


­­Командир подводной лодки «Утка» вербует к себе радиотелеграфиста с миноносца. Подводная лодка готовится к боевым действиям. Кораблей Красного Флота на Черном море все еще нет.

27 июня армии белых, освободив порты Азовского моря и Севастополь, оставленный красными, блокировали с моря Днепро - Бугский лиман, а в августе овладели Николаевом и Херсоном. Подводные лодки «Нерпа», АГ-22 и АГ-23 возвращаются в ряды Черноморского флота белых. 5 августа закончена достройка подводной лодки АГ-22. Подводная лодка вступила в строй и начала кампанию.

Август 1919 года


31 августа белые взяли Одессу группой сухопутных войск со стороны Николаева и десантом с моря. Главные силы белой армии ушли в глубину европейской части России, к Москве. Подводные лодки «Утка» и «Буревестник» приступают к ремонту. Единственной боеготовой подводной лодке «Тюлень» ставится задача развить боевую деятельность на Черном море.

Сентябрь 1919 года


10 сентября подводные лодки АГ-22 и АГ-23 зачисляются во 2-й ранг судов ВС Юга России. 12 сентября подводная­­ лодка «Утка» встала в ДОК на неделю.

К 16 сентября, по плану развития Черноморского флота белых, предполагалось иметь 6–10 боеготовых подводных лодок. Для этого решили ввести в строй подводную лодку АГ-22, достроить подводные лодки АГ-23, АГ-24, АГ-25 и АГ-26, отремонтировать подводные лодки «Тюлень», «Утка» и «Буревестник», подготовить подводников для укомплектования команд. 27 сентября подводная лодка «Утка» направлена в Хорлы стационером, куда она прибыла 29 сентября.

Октябрь 1919 года


3–14 октября подводная лодка АГ-22 выполняла практическое плавание по маршруту Севастополь – Ялта – Феодосия - Новороссийск (прибыла 8 октября) – Анапа – Феодосия - Ялта - Севастополь. На переходе Анапа - Феодосия подводники сумели развить надводную скорость хода 9,5–10 узлов. 23 октября представлены сведения о готовности подводных лодок, находящихся в Севастополе: «Буревестник» - требуются исправление цепи освещения, установка приборов помпы охлаждения дизелей, покраска, а также топлива 2 200 пудов, смазочного масла 115 пудов (готовность к 09.11.1919); «Тюлень» - находится в Николаеве на ремонте; «Утка» - прибыла из п. Хорлы, топлива 1 100 пудов, масла 75 пудов; АГ-22 - в 12-часовой готовности, топлива 890 пудов, масла 84 пуда. Всем офицерам флота в Севастополе приказано получить винтовки.

Ноябрь 1919 года


­­Из доклада командира Николаевского порта командующему Черноморским флотом: «Кроме АГ-23 имеются 24, 25 и 26-я в несобранном виде в ящиках. Подводные лодки «Лебедь» и «Пеликан» на воде, представляющие из себя плавающие коробки».

По докладу командира подводной лодки АГ-23 9 декабря подводная лодка находилась на стапеле завода «Руссуд». Спуск на воду планировался на 20 января 1920 года.

Из боевого расписания Черноморского флота Белого движения на 1919–1920 гг.:


1-й дивизион подводных лодок:

«Тюлень», «Утка», «Буревестник»

2-й дивизион подводных лодок:

АГ-22 (вступила в строй 5 августа 1919 года), АГ-23 (вступление в строй 1 февраля 1920 года), АГ-24 (вступление в строй 1 июня 1920 года), АГ-25 (вступление в строй 1 августа 1920 года), АГ-26 (вступление в строй 15 августа 1920 года).

После поражения деникинских войск на севере Кавказа, корабли Антанты переправили в Крым из Новороссийска до 40 тысяч войск. 14 марта белые оставили Новороссийск. В начале года в составе флота белых на Черном и Азовском морях числились подводные лодки «Тюлень», «Буревестник», «Утка», АГ-22 и в постройке АГ-23.

Январь 1920 года


Во второй половине января белые увели из Николаева на буксире подводные лодки «Пеликан» (70% готовности) и «Лебедь» (60% готовности) в Одессу, где одну затопили на входе в торговый порт, а другую в самом порту.

Апрель 1920 года


24 апреля началось формирование морских сил красных на Черном и Азовском морях. К середине июня в северо-западной части Черного моря вошли в строй 10 пароходов, 4 буксира, 17 катеров; в Николаеве достроена подводная лодка АГ-23, подводная лодка «Нерпа» продолжала ремонтироваться. Всего на 1 сентября в составе красного флота числилось уже 7,5 тысячи человек.

Май 1920 года


В мае отмечалась активность подводных лодок «Тюлень» и АГ-22, ходивших из Севастополя в Феодосию, Алушту, к­­ Херсонесу. Базировались лодки в Севастополе, в Южной бухте и Минной гавани.

Июнь 1920 года


1 июня в Николаеве спущена на воду подводная лодка АГ-23, уже приписанная к морским силам красных. В конце июня в пока еще белом Севастополе ощущается нехватка продовольствия. Приказом Командующего флотом в приморском городе установлена очередь на получение рыбы. В 3-ю очередь рыбу получают подводные лодки «Буревестник», «Тюлень», «Утка» и АГ-22. Еще зимой, чтобы поддержать огнем с моря свои позиции на Перекопе, со стороны Каркинитского залива из судов белого Черноморского флота сформировали отряд, ядро которого располагалось в районе Тендеровской косы. Летом здесь иногда появлялись и подводные лодки белых.

Август 1920 года


1 августа прибывшую на Тендеру подводную лодку «Тюлень» направили к Одессе для наблюдения за движением судов. 4 августа ее сменила подводная лодка «Утка» с дополнительной задачей задержать на выходе из Одессы итальянский пароход. 7 августа снова произошла смена подводных лодок: место подводной лодки «Утка», ушедшей в Севастополь, заняла подводная лодка «Тюлень». Весь август подводная лодка «Тюлень» оставалась в составе Каркинитского отряда и даже преследовала посыльное судно №-1 красных, сопровождавшим отряд тральщиков, занимавшийся постановкой мин. Израсходовав запасы топлива, подводная лодка «Тюлень» ушла в Севастополь.

Сентябрь 1920 года


13 сентября красная подводная лодка АГ-23 приступила к ходовым испытаниям в Днепро-Бугском лимане, чем вызвала переполох в Каркинитском отряде. Не знавший возможностей подводной лодки АГ-23, не имевшей торпед для своих американских аппаратов, начальник отряда приказал всем кораблям перейти на мелкие места к Тендеровской косе, чтобы затруднить действия подводной лодке на подводном ходу. Оберегая отряд от ночной атаки из надводного положения, выставили дозор из двух катеров. Крейсер «Генерал Корнилов» вел стрельбу противолодочными, так называемыми «ныряющими», артиллерийскими снарядами.

Октябрь 1920 года


С 10 по 18 октября подводная лодка «Утка» совместно со вспомогательным крейсером «Алмаз» принимала участие в­­ прикрытии со стороны моря операции, в результате которой из района Адлера удалось без потерь вывезти воинский отряд. 21 октября подводная лодка АГ-23 вступила в состав мосрких сил, прорвала морскую блокаду, организованную судами Врангеля на выходе из Днепро-Бугского лимана, перешла в Одессу, откуда несколько раз выходила на боевую подготовку и разведку в Каркинитский залив. К концу октября генерал Врангель распорядился начать подготовку к эвакуации. Если изношенные войной и долгой эксплуатацией без надлежащего ремонта суда еще годились на то, чтобы совершить последний трагический акт затянувшейся Гражданской войны - вывезти участников Белого движения из Крыма, то с людьми дело обстояло сложнее. Согласно спискам, численность офицерского состава белого флота позволяла полностью укомплектовать кадровыми офицерами немногие уцелевшие корабли когда-то большого Черноморского флота, однако на практике это не представлялось возможным. Любая революция разлагает. Подвергнувшись ее влиянию и потеряв веру в достойное будущее, офицеры стали покидать корабли. Вместо элитных офицеров по флоту на командных должностях оказался пестрый состав из числа офицеров по адмиралтейству, офицеров военного времени и офицеров Корпуса корабельных офицеров (комплектовался из произведенных в офицеры бывших кондукторов флота). Катастрофически не хватало опытных старших офицеров и старших специалистов. На подводных лодках ничего подобного не наблюдалось. Подводные лодки были полностью укомплектованы офицерами подводного плавания, имевшими достаточный опыт. Те из немалого числа российских подводников, кто не смог занять должность на подводной лодке (их на флоте осталось всего четыре), с удовольствием принимали назначение на надводные корабли, где исправно несли службу. Некоторые надводные корабли в Бизерту приведут командиры из числа бывших российских командиров подводных лодок.

Ноябрь 1920 года


­­14 ноября началась эвакуация из Крыма армии и флота Врангеля. В тот же день 4 подводные лодки - «Тюлень», «Буревестник», «Утка» и АГ-22 в составе Морских Сил Белого движения (около 150 вымпелов) ушли в Константинополь, а в декабре - в Бизерту (Тунис). Операция по эвакуации русской армии из Крыма была беспримерной по высокой организации и исполнению. 13 ноября подводная лодка АГ-23 вышла в район Севастополя на перехват судов Врангеля. Где-то в районе Евпатории она разошлась с белым эсминцем «Пылкий», прикрывавшим уходящие суда с запада Не имея торпед нужного калибра, на подводной лодке пытались приспособить 45-сантиметровые торпедные аппараты для стрельбы имевшимися 38-сантиметровыми торпедами, установив в аппараты заместительные решетки. Затея не удалась. Переданную на лодку радиограмму с предписанием выйти на линию Севастополь - Константинополь не приняли из-за неисправности собственной радиостанции. 18 ноября лодка вернулась в Одессу. Красные заняли Феодосию 14 ноября, Севастополь 15 ноября, Керчь 18 ноября.

Декабрь 1920 года


29 декабря подводные лодки «Тюлень», «Буревестник», «Утка» и АГ-22 были интернированы властями Французской ­­Республики в Бизерте. Официально французы признали русские корабли, перешедшие в Бизерту, собственностью Советской России, но так и не возвратили. После потопления англо-французскими войсками черноморских подводных лодок (16 единиц) в 1919 году и ухода четырех подводных лодок с эскадрой Белого движения в Константинополь и далее в Бизерту на Черном море остались только подводная лодка «Нерпа» и подводная лодка АГ-23. Из этих лодок в 1920 году и сформировали дивизион подводных лодок Морских Сил Черного моря. Вскоре дивизион стал пополняться подводными лодками тип «АГ», строившимися в Николаеве из частей корпусов, закупленных еще царским правительством у фирмы Голланда (США) в 1916 году, которые все это время лежали нераспакованные в ящиках при главном магазине Николаевского {censored} завода.

В ходе Гражданской войны на Черном море у красных просто не оказалось боеготовых подводных лодок, у белых - достойного противника, чтобы вести против него боевые действия даже тем малым числом подводных лодок, что у них были.


Из книги
«Пять подводных лодок,
затопленных на рейде Севастополя»


Категории: Подводный флот россии.
Прoкoммeнтировaть
четверг, 6 октября 2011 г.
Ледяной поход Императрица Всея Руси 09:04:16
­­


Красные части обложили Ростов со всех сторон. В город отошел последний заслон капитана Чернова, теснимый войсками Сиверса. Оставался узенький коридорчик, и Корнилов приказал армии выступить в поход. В ночь на 9 февраля в донскую зимнюю степь вышли добровольцы — все, что осталось от великой России. В колонне пешком шагал генерал Корнилов с солдатским мешком за плечами. На тележке ехал престарелый Алексеев, в чемоданчике — армейская казна. Вязли в снегу городские дамы, цепляясь за набитые повозки, брели старики — люди спасались от большевистского кошмара. А в бесконечной ленте обозов и беженцев затерялись маленькие воинские колонны — офицеры, юнкера, студенты. Кто в шинели, кто в штатском пальто, кто в сапогах, кто в рваных валенках. С начала формирования в армию записались 6 тыс. человек. Из Ростова выступили 2,5 тысячи. Остальные погибли в боях, лежали ранеными в лазаретах и частных домах, затерялись в круговерти событий.

По трескающемуся льду переправились через Дон, и пошли от станицы к станице...

­­


Помощником командующего с главной обязанностью — заменить в случае гибели — Корнилов назначил А. И. Деникина. Правда, первым выбыл из строя Деникин. В путанице эвакуации он остался без вещей, вынужден был идти в гражданском костюме и дырявых сапогах. Через два перехода свалился с тяжелой формой бронхита. Продолжал путь по заснеженным степям в телеге, укутанный чужими одеялами.

Мастерски выведя армию из кольца, Корнилов остановил ее в станице Ольгинской. Это селение стало важным этапом на пути Белой гвардии. Здесь собирались воедино силы, рассеявшиеся после падения Дона. Подошел отряд Маркова, отрезанный от армии и пробившийся мимо занятого {censored}. Присоединились несколько казачьих отрядов. Догоняли офицеры, дотоле "нейтральные”, сбежавшие из Ростова и Новочеркасска после начала террора. Подтягивались отставшие группы и раненые, притворяясь здоровыми. Всего собралось 4 тысячи бойцов. Здесь Корнилов провел реорганизацию, сводя воедино мелкие отряды. Первыми, положившими начало легендарным добровольческим дивизиям, стали: Офицерский полк ген. Маркова; Корниловский ударный полк полковника Неженцева; Партизанский полк (из пеших донцов) ген. Богаевского; Юнкерский батальон ген. Боровского, сведенный из Юнкерского и Студенческого "полков”; Чехословацкий инженерный батальон; три дивизиона кавалерии (один — из бывших партизан Чернецова, другой — из остальных донских отрядов, третий — офицерский). Да 8 трехдюймовок с ничтожным запасом снарядов — вот и все.

Подробнее…
­­


Огромному обозу беженцев было приказано оставить армию, теперь они могли спастись, рассредоточившись по станицам или поодиночке пробираясь в Россию. Все равно набралось много штатских, для которых пришлось сделать исключение: председатель Государственной Думы М. В. Родзянко, князь Н. Н. Львов, издатели братья Суворины, профессора Донского политехнического института. В обозе 200 раненых, оружие, снаряды...

Корнилов предлагал уйти в Сальские степи, где на зимовниках (усадьбах и становищах племенных табунов) имелись большие запасы продовольствия, фуража, много коней. Близкая распутица, разлив рек не дали бы красным преследовать крупными силами, что позволяло выиграть время, выждать благоприятной ситуации. Алексеев резко возражал. Зимовники, вполне подходящие для мелких отрядов, были разбросаны на значительных расстояниях друг от друга. Там было мало жилых помещений и топлива. Армию пришлось бы распылить по подразделениям, которые красные могли бить по частям. Армия оказалась бы в блокаде, зажатая между Доном и линиями железных дорог, лишенная пополнений и снабжения, и могла быть задушена в кольце. И, наконец, обречена на бездействие, выключена из хода событий в России.

Взамен предлагалось идти на Кубань, где еще сражался Екатеринодар, где была надежда на кубанское казачество. А в случае неудачи имелась возможность рассеяться в горах или уйти в Грузию. На военном совете к Алексееву присоединились Деникин, Романовский. Корнилова убедили двигаться на юг. Но вмешался новый фактор. Стало известно, что генерал Попов увел из-под Новочеркасска отряды белых казаков. У него собралось 1600 сабель с 5 орудиями. Попов со своим начальником штаба Сидориным приехали к добровольцам. Из тех же соображений, что Корнилов, донцы собирались идти на зимовники и начинать оттуда партизанскую войну. Для них выбора не существовало — казаки не пошли бы с Дона в чужие края. Соблазнившись возможностью соединиться, Корнилов опять изменил решение. Армия получила приказ выступать на восток. Будто некое внутреннее чувство запрещало Корнилову идти на Екатеринодар, отталкивало от места будущей гибели. Но, с другой стороны, задержка, вызванная этими колебаниями, во многом оказалась роковой... На Кубани с каждым днем накапливались огромные красные силы. Через Азербайджан по железной дороге, через Грузию по перевалам сюда шли и ехали полки с Закавказского фронта. Скапливались на всех узловых станциях, и из них без труда вербовали армии красные "главкомы” Автономов, Сорокин, Сивере. Одним объяснили, что кубанская контра и Корнилов пробкой закрывают дорогу в Россию и, чтобы попасть домой, надо их разбить. Других соблазняла вольная житуха и райское изобилие — Северный Кавказ был полон неразграбленными фронтовыми складами, винными и спиртовыми заводами. Зачем было солдатам, отвыкшим за войну от труда, развращенным революцией, спешить в постылую деревеньку, если здесь представлялась такая возможность погулять и пограбить контру? Даже для иного хозяйственного мужичка разве не искушение — вместо серенького надела на Псковщине или Рязанщине отвоевать у богатеев-казаков кусок жирной кубанской земли с двумя урожаями в год, садами и виноградниками? В отличие от красных отрядов, штурмовавших с севера Дон и Украину, здесь сколачивались армии в десятки тысяч штыков.

В окруженном Екатеринодаре шли раздоры. Кубанская Рада, будто слепая, захлебывалась в речах, вырабатывая "самую демократическую в мире конституцию”. Ее неказачья, иногородняя, часть склонялась отдаться красным. Атаман и правительство кидались то к Раде и демократии, то к Покровскому и Эрдели. Главнокомандующий Покровский сам косился на атаманское кресло, а Раду называл не иначе как "совдепом”. Казаки-добровольцы то вступали в отряды, то бросали фронт. У офицеров опускались руки от этой безысходности. Не было ни цели борьбы (кроме самозащиты), ни лидеров, которым верили бы, ни перспектив. Все надежды связывали только с Корниловым, слухи о котором докатывались искаженные и преувеличенные.

А Корнилов уходил на восток. Двигались медленно, выслав разведку и организуя обоз. Для связи с Кубанью, переговоров о совместных действиях выехали переодетые генералы Лукомский и Ронжин. Но тут же попались красным. Побывали в лапах самого палача Сиверса. Каким-то чудом, невероятными стечениями обстоятельств сумели спастись. Скитались, пересаживаясь с поезда на поезд, выбираясь из одной передряги и влипая в другую, а в результате после массы приключений вместо Кубани очутились в Харькове. Между тем стали сбываться худшие опасения Алексеева. Красные нащупали армию, начали тревожить ее мелкими наскоками. Дополнительные сведения, собранные разведкой о районе зимовников, оказались удручающими. Оставалось поворачивать на юг — в кубанскую мешанину. На марше Корнилов сделал армии первый общий смотр, пропуская мимо себя колонну, где рядовыми шли и студенты, и прапорщики, и капитаны, где взводами и ротами командовали полковники... Кочующий табор, над которым развевался последний в России трехцветный национальный флаг. Кучка людей, затерявшаяся в необъятных просторах...

А. И. Деникин писал:

"Не стоит подходить с холодной аргументацией политики и стратегии к тому явлению, в котором все в области духа и творимого подвига. Пока есть жизнь, пока есть силы, не все потеряно. Увидят "светоч”, слабо мерцающий, услышат голос, зовущий к борьбе — те, кто пока еще не проснулись”.

В последней донской станице, Егорлыкской, корниловцев встретили приветливо, с блинами и угощением, станичным сбором и теплыми речами. Дальше начиналось Ставрополье, где ждала иная встреча. Ясным, морозным днем по колонне ударила артиллерия. Вдоль речушки у села Лежанки протянулись окопы. Большевистский Дербентский полк, дивизион пушек, Красная гвардия. Корнилов атакован с ходу, бросив в лоб Офицерский, а с флангов Корниловский и Партизанский полки. Юнкера выкатили артиллерию на прямую наводку. Марков, даже не дождавшись фланговых ударов, ринулся вброд через стылую грязь реки. И враг побежал, бросив пушки. Белые потеряли убитыми 3 человек, красные — свыше 500. Половину — в бою, половину корниловцы после боя вылавливали по селу и расстреливали.

Гражданская война — страшное, грязное дело. В начале 18-го пленных не брали. Оправдывать в этом белых не стоит. Но понять... За их спиной были павшие Ростов, Новочеркасск, Таганрог, и они знали, что там творилось. Они вынесли на своей шкуре глумления, унижения и злобу 17-го. У одних уже погибли родные, у других — друзья. И. А. Бунин писал об этом:

"Народу, революции все прощается — "все это только эксцессы”. А у белых, у которых все отнято, поругано, изнасиловано, убито — родина, родные колыбели и могилы, матери, отцы, сестры — "эксцессов”, конечно, быть не должно”.

Командование этого, кстати, не поощряло, поэтому кое-кому везло. Группу молодых красноармейцев поймали недалеко от штаба, их приказали высечь и отпустить на все четыре стороны. Пойманных офицеров-артиллеристов Корнилов предал полевому суду. Офицеры заявили, что их заставляли стрелять насильно, и суд счел обвинение недоказанным. Их приняли в Добровольческую армию...

Войска Корнилова вступили на Кубань. Вначале это казалось сказкой, исполнением заветных желаний. Станицы, встречающие хлебом-солью. Богатство, сытость, радушные хозяева, приветливые улыбки... Сказка скоро кончилась. Наперерез корниловцам стали бросать отряд за отрядом. Но решительного натиска красные не выдерживали и стоять насмерть не считали нужным. А для Добровольческой армии каждый бой был вопросом жизни. Не победить — остаться в холодной степи. И они побеждали, опрокидывая заслоны. Под Березанской впервые встретились с красными кубанскими казаками. Их обратили в бегство одной атакой. А расправу Корнилов поручил местным старикам — они нагайками вразумляли свою сбившуюся с панталыку молодежь в станичном правлении.

Уже где-то близко должна была проходить, по расчетам, линия обороны Покровского. Сопротивление красных вдруг резко усилилось. Станция Выселки несколько раз переходила из рук в руки. Ее взяли, лишь введя в бой все силы. И узнали неприятные новости. Во-первых, совсем недавно здесь был бой Покровского с большевиками. Белые были разбиты и отошли в Екатеринодар. А во-вторых, на следующей станции, Кореновской, стояла 14-тысячная армия Сорокина с бронепоездами и большим количеством артиллерии.

4.03.18 началось сражение. В лоб пошли юнкера и студенты Боровского. Сбоку ударили Офицерский и Корниловский полки. Их встретили шквалом огня, остановили. Корнилов бросил в охват последний резерв — партизан и чехословаков. Патроны и снаряды были на исходе. Обоз запрашивал, выдавать ли последние. "Выдать, — приказал Корнилов, — боеприпасы мы захватим на станции”. Красная конница замаячила в тылу. Командующий передал в обоз "У вас есть два пулемета, здоровые люди. Защищайтесь сами. Я ничего дать не могу”. Раненые, обозники строили из телег укрепления, занимали оборону. Корнилов ставил на карту все. Он лично остановил попятившиеся цепи, а сам со взводом верных текинцев и двумя орудиями обскакал станицу и открыл огонь по тылам. Началась общая атака, и красные побежали...

Но после тяжелой победы ждал еще один удар. В Кореновской узнали, что такой близкий уже Екатеринодар пал. Правительство, в отличие от донского, постановило "сохранить себя, как идейно-политический центр”. В ночь на 1.03 добровольцы Покровского, казачья фракция Рады, правительство и много беженцев покинули город, уходя в черкесские аулы. Здесь Покровский занялся переформированием частей, насчитывавших около 3 тыс. бойцов с артиллерией. Безвыходность положения встала настолько очевидно, что даже самые ярые "демократы” заговорили о соединении с Корниловым. Узнав о боях 2—4 марта, Покровский перешел в наступление, захватил переправу через Кубань под Екатеринодаром и два дня вел с красными перестрелку, уклоняясь от серьезных столкновений. Корнилов, узнав о падении Екатеринодара, как раз в это время свернул в другую сторону. Армия крайне устала. Потеряла до 400 человек убитыми и ранеными. Крушение близкой цели нанесло тяжелый моральный урон. Решили уйти в горные станицы. Отдохнуть, разобраться в обстановке, выждать благоприятных обстоятельств. Сорокин, потерпевший поражение, но не разгромленный, немедленно двинул армию на преследование, прижимая добровольцев к Кубани. А впереди, в станице Усть-Лабинской, ждали свежие силы красных, туда стягивались эшелоны с войсками и бронепоезда из Кавказской и Тихорецкой. Пока Богаевский с партизанским полком еле-еле держал наседающие войска Сорокина, корниловцы и юнкера прорвали оборону, овладели мостом через Кубань, и армия выскочила из огненного кольца.

Но отнюдь не отдых ждал на левом берегу. Угодили в сплошной большевистский район. Каждый хутор, лесок встречали огнем сотен винтовок. Полки шли веером, с беспрестанными боями, выбивая и разгоняя противника. Каждый небольшой отряд, уклонившись в сторону, попадал в засаду. Селения оказывались покинутыми — жители разбегались, угоняя скот и унося продовольствие. Полыхали пожары, уничтожая дома и оставляя белогвардейцев в стужу под дождем. Едва располагались в населенном пункте, начинался артиллерийский обстрел. Однажды ночью снаряд попал в дом, где разместились Алексеев, Деникин и Романовский. Лишь по случайности никто не пострадал. Крупные силы красных, не отставая, но и не приближаясь, двигались по пятам. Мелкие банды нападали со всех сторон. Из газеты "Известия” узнали, что новые соединения против Корнилова скапливаются в Майкопе.

Скоро их встретили. 10 марта, форсируя реку Белую, армия попала в засаду, запертая в узкой долине. Тысячи красных, заняв окрестные высоты, поливали артиллерийским и пулеметным огнем, не давая поднять головы. Густыми цепями раз за разом лезли в атаки. Они уже торжествовали победу, сжимая кольцо. Сзади разворачивались преследующие части. Уже легкораненым выдали винтовки, а тяжелораненые спрашивали: "Сестрица, не пора ли стреляться?” Боеприпасы тоже были на исходе. Но торжество красных оказалось преждевременным. Продержавшись целый день, в сумерках поднялись в отчаянную атаку. Кольцо было прорвано, и армия, сопровождаемая беспорядочным артогнем, ушла в кавказские предгорья.

Увидели тут кошмар другого рода — одну из причин местного "казачьего большевизма”. Здешние казаки, объединившись с иногородними, решили истребить "буржуев” — нищих черкесов, чтобы прибрать к рукам их земли. Крайне бедные, темные, живущие по родовым законам и шариату, черкесы не поняли и не приняли никаких революций, а значит, вполне попадали под разряд "контры”. В ауле Габукай были вырезаны 320 человек, в ауле Ассоколай — 305, и в других аулах, где население не успевало убежать, — резали. Вместе с убийцами приезжали на подводах и жены, и дети, грабили скудный скарб. Добровольцы находили в пустых саклях груды человеческих внутренностей. Черкесы встречали корниловцев как избавителей. Мужчины садились на коней и брали оружие — мстить. Получив наконец-то сведения о Покровском, Корнилов повел армию тяжелейшими горными тропами.

А кубанцы после бесполезной вылазки к Екатеринодару оказались в критической ситуации. Едва начали отход в горы, красные преградили им путь. Нанесли поражение и стали окружать. 11 марта зажали под Калужской. Судьба их несколько раз висела на волоске. Пошли в бой обозные, старики, депутаты Рады. Отбили атаки, но из кольца не вырвались. Ночевали в поле под проливным дождем. Считали — все кончено. И вдруг появился разъезд корниловцев. Люди и верили, и не верили такому счастью. Радость была так велика, что наутро измученные кубанцы ринулись на красных и погнали их прочь.

14.03 в аул Шенджи к Корнилову приехал Покровский. Он попытался было выразить мнение кубанского правительства о самостоятельности своих частей при оперативном подчинении Корнилову, но тот отрезал однозначно: "Одна армия и один командующий. Иного положения я не допускаю”. Деваться правительству и Покровскому было некуда — их армия желала идти с Корниловым. Силы объединились, и 15 марта Добровольческая армия, которую большевики уже списали со счетов, перешла в наступление. На подступах к станице Ново-Дмитровской — вздувшаяся речка без мостов, берега которой подернулись льдом. Ген. Марков нашел брод. Приказал собрать всех коней, переправляться верхом по двое. По броду начала бить артиллерия врага. К вечеру замела пурга, ударил мороз, лошади и люди обрастали ледяной коркой. Станицу, битком забитую красными полками, договаривались брать штурмом с нескольких сторон. Но Покровский с кубанцами посчитал невозможным наступать в такую жуткую погоду. Пушки завязли в грязи. Добровольческая армия надолго застряла на "конной” переправе. И авангард, Офицерский полк, оказался у станицы один. Марков решил: "Вот что, ребята. В такую ночь без крыши все тут передохнем в поле. Идем в станицу!” И полк бросился в штыки. Опрокинули линию обороны и погнали по станице, где грелись по домам не ожидавшие такого удара основные красные силы. Подъехал Корнилов со штабом. Когда они входили в станичное правление, оттуда в окна и другие двери выскакивало большевистское командование.

Два дня подряд красные контратаковали, врывались даже на окраины, но каждый раз их отбивали с большим уроном. 17.03 подтянулись кубанцы. Атаман Филимонов, председатель Рады Рябовол, глава правительства Быч, Покровский. Снова заикнулись было об "автономной армии суверенной Кубани”. Снова получив категорическое "нет”, попробовали встать в позу — что они, мол, снимают с себя всякую ответственность.

"Ну нет! Вы не смеете уклоняться. Вы обязаны работать и помогать всеми средствами командующему армией!” — поставил все на свои места Корнилов. Покровского он отстранил "в распоряжение правительства для дальнейшего формирования Кубанской армии”, а воинские части перемешал со своими, объединив в три бригады — Маркова, Богаевского и Эрдели.

Но чтобы штурмовать Екатеринодар, нужны были боеприпасы! И вот конница Эрдели пошла брать кубанские переправы, Богаевский с боями очищал окрестные станицы, а Марков 24.03 атаковал станцию Георгие-Афипскую с 5-тысячным гарнизоном и складами. Внезапным нападение не получилось. Красные огнем остановили добровольцев. Пришлось перебросить сюда и бригаду Богаевского. Бой был жесточайшим. Получил ранение генерал Романовский, Корниловский полк трижды ходил в штыки. Но станцию взяли, и главное драгоценные трофеи — 700 снарядов и патроны! Два моста через Кубань, деревянный и железнодорожный, естественно, сильно охранялись и могли быть взорваны. Поэтому Эрдели по приказу Корнилова стремительным броском занял единственную паромную переправу у станицы Елизаветинской. Замысел был дерзкий. Войска выходили на штурм не с юга, где их ждали, а с запада. Кроме того, переправившись на пароме грузоподъемностью 50 чел. на рыбачьих лодках, армия, как Дмитрий Донской на Куликовом поле, отрезала себе путь к отступлению.

Но счастье уже начало изменять белогвардейцам. Одна за другой последовали ошибки. Штаб оценил силы большевиков в 18 тыс. чел. при 2—3 бронепоездах и 10—14 орудиях. Он ошибся, по крайней мере, втрое. Совершил ошибку и Корнилов: оставил за Кубанью прикрывать переправу и обоз бригаду самого боевого генерала — Маркова.

27.03.18 началось сражение. Красные повели наступление на переправу от Екатеринодара. Корниловский и Партизанский полки "психической” атакой, без выстрела, опрокинули их. Толпы большевиков в панике бежали. И легкость победы вызвала новую ошибку — Корнилов приказал немедленно штурмовать город, еще не подтянув всех сил. Еще одна ошибка — желая разделаться с красными сразу, Добровольческая армия принялась обкладывать Екатеринодар со всех сторон. Большевикам некуда было отступать. Против них начали восставать окрестные станицы, присылая к Корнилову отряды казаков.

28-го сражение приняло сразу ожесточенный характер. Если белые вынуждены были экономить каждый снаряд, огонь красных орудий достигал 500—600 выстрелов в час. Старые вояки вспоминали, что такой шквал огня редко испытывали даже на германском фронте. Чередовались атаки и контратаки. Все же белогвардейцы упорно продвигались, очищая предместья, и зацепились за окраины — дорогой ценой, потеряв около 1000 человек. В том числе были ранены командир Партизанского полка ген. Казанович, командиры кубанцев Улагай и Писарев, командир донцов Лазарев. Бой продолжался и ночью. Но фронт не продвинулся, приведя лишь к новым потерям. А из Новороссийска прорвались еще несколько поездов с матросами.

29-го подтянулась бригада Маркова, и Корнилов бросил на штурм все силы. Марков, лично возглавляя атаку, занял сильно укрепленные Артиллерийские казармы. Узнав об этом, Неженцев поднял поредевший Корниловский полк — и был убит пулей в голову. Его заменил полковник Индейкин — и свалился раненым. Атака захлебнулась. Подошедший с резервным батальоном партизан раненый Казанович выправил положение, прорвал оборону большевиков и ворвался в Екатеринодар. Успех был так близок! Но Казановича никто не поддержал. Кутепов, принявший корниловцев, уже не мог поднять в атаку расстрелянные войска. На командном пункте полка оставалось всего трое живых, остальные были убиты. Марков не получил донесения Казановича. И тот всего с 250 бойцами дошел по улицам до центра города. Захватил повозки с хлебом, патронами и снарядами. И лишь под утро, удостоверившись, что помощи не предвидится, повернул к своим. Шли колонной, встречным большевикам выдавали себя за красный "Кавказский отряд”, следующий на позиции. Красные перемешались с белогвардейцами, шли и мирно беседовали. И лишь когда через линию обороны потянулся захваченный обоз, почуяли неладное и открыли огонь. Казанович прорвался, но шанс был упущен.

­­


30-го продолжались бои, хотя войска уже выдохлись. Измотанные и выбитые, они не могли продвинуться ни на шаг. Кое-где пятились. Присоединившиеся к добровольцам окрестные казаки стали расходиться по домам. В середине дня состоялся военный совет. Картина выявилась катастрофическая. Командный состав выбит. Огромные потери: только раненых — свыше полутора тысяч. В Партизанском полку остались 300 штыков, в Корниловском — еще меньше. Боеприпасов нет. Настал предел человеческих сил. Даже Марков заснул прямо на совещании, опустив голову на плечо Романовского. Корнилов, выслушав всех, сказал, что другого выхода, как взятие города, нет. Отступить большевики не дадут. Без боеприпасов это будет лишь медленная агония. Он принял решение дать войскам день отдыха, перегруппировать силы, а 1-го апреля идти в последнюю отчаянную атаку. И решил сам вести армию на штурм... Марков, вернувшись в штаб бригады, сказал: "Наденьте чистое белье, у кого есть. Будем штурмовать Екатеринодар. Екатеринодара не возьмем, а если и возьмем, то погибнем”.

Начаться штурму было не суждено. Одинокую ферму, где расположился штаб Корнилова, красные обстреливали уже несколько дней. Корнилову неоднократно указывали на опасность, но он относился к близким разрывам равнодушно, 31-го ситуация повторилась. Снова его просили перенести штаб. Он ответил: "Теперь уже не стоит, завтра штурм”. В восьмом часу утра снаряд попал прямо в домик, пробил стену и взорвался под столом, за которым сидел Корнилов. Силой взрыва его отбросило и ударило о печь. Когда вбежали в комнату, он еще дышал. И скончался, вынесенный на воздух, на руках Деникина, Романовского, адъютанта Долинского и нескольких случайных офицеров. Смерть командующего хотели скрыть от армии хотя бы до вечера. Тщетно. Мгновенно узнали все. Люди, прошедшие огонь и воду, плакали навзрыд... Смерть Корнилова нанесла армии последний жестокий удар. Оставалось одно — отступать. Попытаться спасти то, что еще уцелело. Тело Корнилова в сопровождении верных текинцев отвезли в Елизаветинскую. Омыли и уложили в сосновый гроб, украшенный первыми весенними цветами. Чтобы уберечь останки от врагов, станичный священник тайно отслужил панихиду. 2 апреля похоронили — тоже тайно, в присутствии лишь нескольких человек конвоя. Рядом похоронили его друга и любимца полковника Неженцева. Могилы сровняли с землей. Даже командование, чтобы не привлекать внимания, проходило стороной; прощаясь издалека. После смерти Корнилова Алексеев сказал "Ну, Антон Иванович, принимайте тяжелое наследство. Помоги вам бог!”

Положение ухудшалось. Красные пытались охватить левый фланг армии. Эрдели едва сдерживал их конными атаками. Туда бросили последние резервы. Гибель Корнилова довершила моральный надлом. Деникин решил выводить армию из-под удара. С юга была река Кубань, с востока — Екатеринодар, а с запада — плавни и болота. Оставался путь на север. После захода солнца войска скрытно снялись с позиций, и пошли в полную неизвестность. Имея единственную цель — вырваться. Уходили в порядке, с обозом и артиллерией. Хотя из Елизаветинской не смогли вывезти 64 раненых — по окрестностям уже рыскал враг, телег не хватало. Начальник обоза вынужден был принять жесткое решение — оставить безнадежных и тех, кто все равно не вынес бы перевозку. С ними остались врач, медсестры, деньги на питание... Спаслись 11, остальные были зверски убиты. Уже с рассветом колонну обнаружили. Из попутных станиц встретили ружейным и артиллерийским огнем. Бронепоезд стал обстреливать арьергард. Красных выбили атакой. Пытавшуюся приблизиться многочисленную пехоту отогнали пушечными выстрелами. После 50-километрового марша армия остановилась в немецкой колонии Гначбау. Впереди лежала Черноморская железная дорога, занятая красными. Сзади появились крупные преследующие силы, начали окружать селение, десяток орудий повели обстрел. Это был один из самых трудных дней. После неудачного штурма, отступления, потерь люди теряли самообладание. Впервые появилась паника. Бригада Богаевского, выдвинувшись в поле, отбивала атаки. Деникин приказал сократить обоз, оставив одну повозку на 6 человек. Оставить лишь 4 орудия — для них все равно было лишь 30 снарядов. Остальное испортили и поломали.

Перед самым закатом авангард Добровольческой Армии выступил на север. Его заметили, начали обстреливать ураганным огнем. Но едва стемнело, колонна круто повернула на восток. Вышли к железной дороге вблизи станции Медведковской. Марков со своими разведчиками захватил переезд, от имени арестованного сторожа поговорил по телефону с красным станционным начальством и заверил, что все в порядке. На станции был бронепоезд, 2 эшелона пехоты. А под боком у них, на переезде — весь белый штаб. Офицерский батальон и другие части начали разворачиваться против красных, но их заметили часовые. Раздались выстрелы. И через несколько минут выкатился бронепоезд, надвигаясь на переезд, где собралось все командование — Деникин, Алексеев, Романовский, Марков и несколько разведчиков. Счет шел на секунды — и генерал Марков один, размахивая нагайкой, бросился навстречу бронепоезду "Стой! Раздавишь, {censored} сын! Разве не видишь, что свои?!”

Ошеломленный машинист затормозил, и Марков тотчас зашвырнул в кабину паровоза гранату. Бронепоезд ощетинился огнем, но уже подоспел начальник артиллерии Миончинский. С ходу развернули пушку и в упор — снаряд в паровоз, несколько снарядов по вагонам. И подбежавшие со всех сторон стрелки Офицерского полка во главе с Марковым полезли на штурм. Рубили топорами крышу и бросали туда гранаты, стреляли через бойницы. Подложили смоляной пакли и подожгли. Большевики упорно защищались, но были перебиты. Тогда добровольцы бросились тушить и расцеплять вагоны, спасая драгоценные боеприпасы. Взяли 400 снарядов, 100 тыс. патронов и радовались такому счастью. Боровский, поддержанный Кубанским стрелковым полком, атаковал тем временем станцию и взял ее после рукопашной схватки. Часть большевиков успела погрузиться в поезд и бежать, остальных уничтожили. А через переезд уже текли многочисленные телеги обоза — , {censored}. С юга сунулся было второй бронепоезд. Белая артиллерия встретила его точным огнем, и он отошел, продолжая обстрел на предельной дистанции и не причиняя вреда.

Армия вырвалась из кольца. Деникин ловко обманывал красных. Резко менял направление движения. Объявлял в станице один маршрут, а выступал по другому. Когда советские газеты захлебывались восторгами по поводу "разгрома и ликвидации белогвардейских банд, рассеянных по Северному Кавказу”, Добровольческая армия оторвалась от противника, отдохнула, окрепла и вышла опять к границам Дона и Ставрополья. Первый Кубанский, или Ледяной поход длился 80 дней, из них 44 — с боями. Армия прошла свыше 1100 километров. Выступили в поход 4 тыс. человек, вернулись — 5 тыс. Похоронили на Кубани 400 убитых и вывезли 1,5 . {censored}, не считая оставленных по станицам. Ледяной поход стал крещением Белой гвардии, ее легендой. В нем родились белые герои и белые традиции. Впоследствии для первопоходников был учрежден особый знак — меч в терновом венце на Георгиевской ленте.

Отрывки из книги Шамбарова В. Е. - "Белогвардейщина"


Категории: Белогвардейцы
Прoкoммeнтировaть
6.10.1991. - Убит перед выступлением Императрица Всея Руси 07:57:35
на концерте в Ленинграде певец-патриот Игорь Владимирович Тальков.


­­


­­Игорь Владимирович Тальков (4.11.1956–6.10.199­1), русский эстрадный певец-бард. Он вошел в историю России своими проникающими в душу патриотическими песнями, пользовавшимися в годы "перестройки" огромной популярностью, из которых наиболее символична – "Россия".

Судя по опубликованным рассказам родных и друзей, он был мистически одаренным человеком. Но путь его православного созревания и воцерковления (незадолго до гибели он стал членом прихода Русской Зарубежной Церкви), наверное, был трудным в окружавшей его богемной среде, осложнен славой, и был прерван насильственно. Очень жаль, что столь талантливому еще довольно молодому человеку пришлось столь рано закончить свой жизненный путь. Поэтому не кажутся уместными резкие осуждения его за те или иные грехи и неточности. В наш смутный век, где крупицы истины приходится с великим трудом, на опыте проб и ошибок, отыскивать в пустой породе лжи мира сего, духовное становление занимает много времени даже у больших талантов.

Впрочем, «свою приближающуюся смерть Тальков чувствовал: он все время опаздывал, торопился... Брат Игоря Владимир рассказал в интервью, что, возможно, все произошло из-за его песни "Россия", которой "он подписал себе смертный приговор. Когда Игорь писал эту музыку, у него выходила из строя аппаратура, внезапно во всем квартале гас свет... После того как песня была окончательно смонтирована, ночью Игорю приснились черные руки, которые пытались задушить его"...».

Похоже, Игорю пришлось по велению совести выйти на великий бой с силами зла еще недостаточно духовно созревшим для этого. Это проявлялось иногда и в текстах ("век Екатерины" с православной точки зрения нельзя назвать "золотым"). И в той агрессивной среде пестрой эстрадно-перестроеч­ной тусовки, его вольных и невольных партнеров и коллег, его броня-защита не устояла... А мешал он очень многим и своим ярким талантом, и своим всесокрушающим патриотизмом, вызывая огонь сил зла на себя.

«По официальной версии – убийца назван: директор и "тень" Талькова – Валерий Шляфман. В деле также замешаны певица Азиза и ее ассистент. По официальной версии, после того как Тальков отказался поменяться с певицей Азизой очередью на выступление, возникла потасовка, в которую вмешались телохранитель Азизы Игорь Малахов, телохранители Талькова и директор его группы Валерий Шляфман. Во время драки прозвучали несколько выстрелов, последний из которых стал для певца роковым – пуля пробила левую ладонь, предплечье, задела сердце и лёгкое...

Однако следователи установили невиновность Малахова в убийстве. Проведенная в январе 1992 г. экспертиза установила, что ранение, полученное Тальковым, было произведено с расстояния в 50 см. Из положения, в котором мог находиться только директор музыканта Валерий Шляфман. На его рубашке были обнаружены пороховые следы от выстрела... Кроме того, как вспоминает вдова певца, сразу после выстрелов, когда все бросились звонить в "Скорую", Шляфман набрал таинственный номер и произнес: "Тальков убит". Кому предназначались эти слова – неизвестно...»

Шляфман скрылся в Израиле, откуда своих не выдают.

РОССИЯ

Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала
Я тщетно силился понять,
Как ты могла себя отдать
На растерзание вандалам...

Из мрачной глубины веков
Ты поднималась исполином
Твой Петербург мирил врагов
Высокой доблестью полков
В век золотой Екатерины.

Россия... Россия!

Священной музыкой времен
Над златоглавою Москвою
Струился колокольный звон,
Но даже самый тихий, он
Кому-то не давал покоя.

А золотые купола
Кому-то черный глаз слепили
И раздражалась сила зла,
И, видно, так их доняла,
Что ослепить тебя решили.

Россия... Россия!

Разверзлись с треском небеса,
И с визгом ринулись оттуда,
Срывая головы церквям
И славя красного "царя"
Новоявленные иуды

Тебя связали кумачом
И опустили на колени
Сверкнул топор над палачом,
А приговор тебе прочел
Кровавый царь, великий гений.

Россия... Россия!

Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала
Я тщетно силился понять,
Как ты могла себя отдать
На растерзание вандалам....

О, генеральская тетрадь,
Забитой правды возрожденье!
Как тяжело тебя читать
Обманутому поколенью...


Подробнее…
­­
­­
­­
­­
­­


Категории: Певцы России
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 26 сентября 2011 г.
Императрица Всея Руси 07:46:37
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 25 сентября 2011 г.
Доброта капитана "Локомотива" должна была остаться тайной Императрица Всея Руси 08:33:52
­­


­­Благотворительный­ фонд AdVita, которому жертвовал деньги капитан команды "Локомотив" Иван Ткаченко, уже жалеет, что вчера раскрыл его имя. Эта история вызвала большой резонанс в обществе и СМИ, и теперь журналисты, не переставая, звонят 16-летней Диане Ибрагимовой, для лечения которой предназначался последний транш Ивана.

"Ваня не хотел, чтобы об этом хоть кто-нибудь знал, и мы уже жалеем, что нарушили данное ему слово и разместили информацию на своем сайте. Журналисты тут же стали звонить 16-летней Диане Ибрагимовой, для лечения которой предназначался последний транш Ивана. Диане предстоит серьезная операция, и ей сейчас самой нужны силы, а они с мамой плачут и не могут остановиться", - призналась представительница благотворительного фонда Елена Грачева.

Сам хоккеист никогда не афишировал, что отправляет большие деньги нуждающимся, хотя за последние четыре с половиной года перевел на лечение тяжелобольным детям почти 10 млн рублей. Родители детей, которым помогал Ткаченко, никогда не видели его и не разговаривали с ним по телефону. Свою фамилию он нигде не указывал, представляясь просто как Иван Леонидович. Последний платеж - на 500 тыс. руб. - Иван Ткаченко сделал из самолета Як-42. Они предназначались на лечение от лейкоза Дианы Ибрагимовой. Через 15 минут вся команда разбилась, передает "Советский спорт".

А с другой девушкой, которой помогал спортсмен, его связало буквально мистическое стечение обстоятельств. На протяжении последних шести лет Татьяна Сучкова из Ленинградской области лечилась от саркомы Юинга - злокачественной опухоли, поражающей костный скелет. Восемнадцатого апреля хоккеист перевел на лечение девушки 500 тыс. рублей. Седьмого сентября Иван разбился в авиакатастрофе. На следующий день не стало Татьяны, сообщает газета "Известия".

О том, что он помогает больным детям, Иван Ткаченко не рассказывал даже своим родным, друзьям и товарищам по команде. "Мы в клубе не знали о том, что Ткаченко занимается благотворительность­ю. Но эта история на него похожа. Ваня был правильным парнем. И очень скромным", - признался пресс-атташе "Локомотива" Владимир Малков.

Отец Ткаченко также узнал о благотворительной деятельности своего сына лишь из Интернета. Он рассказал, что Иван никогда не жалел денег, если знал, что они действительно помогут, передает "Комсомольская правда". "Он никому не мог отказать. Многие об этом знали и шли к нему за помощью. Наш Ванечка помогал - и деньгами, и советом, и своими связями... Да, конечно, иногда пользовались им, как без этого. Ведь молод был и в людях не разбирался", - рассказал он.

"Ангел улетел к ангелам", - так пишут интернет-пользовате­ли об Иване Ткаченко.

У погибшего капитана "Локомотива" остались две дочки - Александра и Варвара. Мальчика, которого он так хотел, спортсмен не дождался совсем чуть-чуть. Сейчас его жена Марина беременна третьим ребенком.

Напомним, Як-42, на котором летела в Минск на хоккейный матч ярославская команда "Локомотив", разбился 7 сентября в 16:05 мск. Из находившихся на борту 37 пассажиров и восьми членов экипажа выжили только двое - бортинженер Александр Сизов и хоккеист Александр Галимов. Последний через несколько дней после крушения скончался в одной из столичных больниц.

Категории: Герои России
Прoкoммeнтировaть
суббота, 24 сентября 2011 г.
Петр Багратион - русский военный, князь, герой Отечественной войны 1812 года Императрица Всея Руси 08:47:36
­­


­­

Пётр Иванович Багратион родился 10 июля 1765 года. Он происходил из древнего рода грузинских царей. В 1766 году родители будущего генерала переехали в Кизляр (Россия), там мальчик и провёл свой детство.

Личная жизнь Багратиона


После Швейцарского похода Суворова князь Багратион приобрёл популярность в высшем свете. В 1800 году император Павел I устроил свадьбу Багратиона с 18-летней фрейлиной, графиней Екатериной Павловной Скавронской. Венчание состоялось 2 сентября 1800 года в церкви Гатчинского дворца. Вот что писал об этом союзе генерал Ланжерон:

Подробнее…
­­

Княгиня Е. П. Багратион.


Багратион женился на внучатой племяннице кн. Потёмкина… Эта богатая и блестящая пара не подходила к нему. Багратион был только солдатом, имел такой же тон, манеры и был ужасно уродлив. Его жена была настолько бела, насколько он был чёрен; она была красива как ангел, блистала умом, самая живая из красавиц Петербурга, она недолго удовлетворялась таким мужем…

В 1805 году легкомысленная красавица уехала в Европу и с мужем не жила. Багратион звал княгиню вернуться, но та оставалась за границей под предлогом лечения. В Европе княгиня Багратион пользовалась большим успехом, приобрела известность в придворных кругах разных стран, родила дочь (как полагают, от австрийского канцлера князя Меттерниха). После смерти Петра Ивановича княгиня вторично ненадолго вышла замуж за англичанина, а после вернула себе фамилию Багратион. В Россию она уже не вернулась. Князь Багратион, тем не менее, любил жену; незадолго до гибели он заказал художнику Волкову два портрета — свой и жены.

Детей у Багратиона не было.

Мужчины нескольких поколений в семье Багратионов были военными. Юный Пётр начал свою военную службу в марте 1782 года рядовым в Астраханском пехотном полку. В 1783 году Пётр Багратион приобрёл первый боевой опыт на территории Чечни. Через два года, будучи уже унтер-офицером, он попадает в плен к восставшим горцам под селением Алды, но затем был выкуплен царским правительством.

В 1787 году Багратион становится прапорщиком Астраханского полка, который впоследствии был преобразован в Кавказский мушкетёрский полк. Там он прослужил до 1792 года, получив в итоге чин капитана. Позднее Пётр Иванович принимал участие в Русско-турецкой войне (1787-1792), а в 1797 году он становится командиром 6-го егерского полка и вскоре получает чин полковника. Ещё через 2 года - чин генерал-майора.

В том же 1799 году Пётр Багратион принимает участие в Итальянском и Швейцарском походах А.В.Суворова и командует авангардом союзной армии. Именно тогда Багратион прославился как превосходный генерал, умело сочетавший стратегию и тактику.

Участвовал он и в войне против Наполеона в 1805–1807 годов. Его войска провели ряд успешных боёв, особенно прославившись в сражении при Шенграбене.

В Аустерлицком сражении Багратион командовал войсками правого крыла союзной армии, которые в конце неудачного для русской армии сражения составили арьергард и прикрывали отход главных сил армии под руководством М.И.Кутузова.

Впоследствии талантливый военный отличился в сражениях у Прейсиш-Эйлау и под Фридландом в Пруссии. Наполеон отзывался о Багратионе как о лучшем генерале российской армии. Весной 1809 года Пётр Багратион был произведён в генералы-от-инфантерии. В августе 1811 года он становится главнокомандующим Подольской армией, переименованной в 1812 году во 2-ю Западную армию.

Во время Отечественной войны 1812 года Багратион особенно отличился в Бородинском сражении. Армия Багратиона отразила все атаки армии Наполеона. Сам же генерал был ранен в этом сражении и через 17 дней – 24 сентября 1812 года он скончался от гангрены.

Награды

Орден Святого апостола Андрея Первозванного (27.09.1809)
Орден Святого Георгия 2-й ст. (28.01.1806, № 34) — «за отличие в сражении под Шёнграбеном 4 ноября 1805 года»
Золотая шпага «за храбрость» с алмазами (01.12.1807)
Орден Святого Владимира 1-й ст. (20.05.1808) — за русско-шведскую войну
Орден Святого Александра Невского (06.06.1799) с алмазами
Орден Святой Анны 1-й ст. (05.05.1799)
Мальтийский Св. Иоанна Иерусалимского командор (14.05.1799) с алмазами
Прусский орден Красного орла (1807)
Прусский орден Чёрного орла (1807)
Австрийский Военный орден Марии Терезии 2-й ст. (1799)
Сардинский орден Маврикия и Лазаря 1-й кл. (1799)

­­

Могила генерала Петра Ивановича Багратиона расположена на Красном холме, курганной высоте, где во время Бородинского сражения находилась батарея Раевского. Останки П.И.Багратиона были перенесены сюда в 1839 году из села Симы (Владимирская обл.), где генерал умер и был первоначально погребен в Богоявленской церкви при усадьбе Голицыных.


­­

Надгробная плита на могиле Багратиона:
Генерал от инфантерии
князь Петр Иванович Багратион,
командовавший второю западною армиею,
ранен в сражении под Бородиным 26 августа 1812 года.
Скончался от раны 12 сентября 1812 года, на 47-м году от рождения.


­­

Восточная сторона ограды:
Герб Багратионов


­­

Южная сторона ограды:
Сен-Готард
1799


­­

Западная сторона ограды:
Смоленск-Бородино
1812


­­

Северная сторона ограды:
Треббия-Нови
1799


Категории: Герои России
Прoкoммeнтировaть
четверг, 22 сентября 2011 г.
Погибший в аварии Як-42 хоккеист тратил миллионы на больных детей Императрица Всея Руси 10:09:29
­­


­­Капитан хоккейного клуба "Локомотив" Иван Ткаченко, погибший в катастрофе Як-42 под Ярославлем 7 сентября, в течение долгого времени тайно перечислял деньги на лечение тяжелобольных детей. Такую информацию опубликовал в Интернете известный блогер Владимир Варфоломеев.

Одной из тех, кому помог хоккеист, оказалась 16-летняя Диана Ибрагимова из Воронежа. По словам ее матери Елены Ибрагимовой, дочке был поставлен диагноз "острый лимфобластный лейкоз".

Деньги на лечение тяжелобольной девочке предоставил именно И.Ткаченко: в декабре 2009г. он перечислил в петербургский благотворительный фонд AdVita на ее имя 500 тыс. руб. А 7 сентября 2011г., примерно за 15 минут до гибели, спортсмен сделал еще один взнос в таком же размере.

Отметим, что И.Ткаченко держал свою благотворительную деятельность в глубокой тайне - об этом не знали даже члены его семьи. О благородных поступках хоккеиста его родным стало известно только из Интернета, после его смерти.

Между тем Д.Ибрагимова оказалась не единственным ребенком, кому помогал И.Ткаченко. Как пишет газета "Известия", за последние полтора года на операции и лечение детей с онкологией хоккеист в общей сложности перевел 4,5 млн руб.



Категории: Герои России
Прoкoммeнтировaть
среда, 7 сентября 2011 г.
7 сентября 1928 г. 83 года назад - В СССР учреждён орден Трудового Красного Знамени Императрица Всея Руси 05:39:21
­­


­­

Орден Трудового Красного Знамени СССР


Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 сентября 1928 года был учрежден орден Трудового Красного Знамени. Это второй советский орден по времени учреждения (после ордена Красного Знамени), он заменил учрежденный ранее орден «Трудовое Красное Знамя» РСФСР. Автором рисунка нового ордена стал художник Куприянов. Позднее в статут ордена вносились изменения (в 1936, 1943, 1947, 1980).

Данным орденом могли быть награждены граждане, организации, республики, города (и другие населенные пункты), не только СССР, но и иностранных государств. Орден был учрежден для награждения за большие трудовые заслуги перед Советским государством и обществом в области производства, науки, культуры, литературы, образования, здравоохранения, в государственной, общественной и других сферах трудовой деятельности.

Первыми награжденными орденом Трудового Красного Знамени СССР стали военные механики Федотов, Шелагин и Квятковский за активное участие в спасательной экспедиции дирижабля «Италия», потерпевшего аварию в районе Северного Полюса. Орден Трудового Красного Знамени СССР № 1 был вручен коллективу ленинградского завода «Красный Путиловец» (позднее Кировский завод) в связи со 125-летием со дня основания.

Поскольку награждения данным орденом повторялись, то было введено звание кавалера нескольких орденов Трудового Красного Знамени. Например, пяти орденов удостоились народная артистка СССР Т.Ханум, историк академик Л.Ильичев, ученые-физики М.Леонтович и А.Шальников. Среди кавалеров четырех орденов – всемирно известная балерина Галина Уланова, актриса Наталья Ужвий, композиторы Ревуцкий {censored} и другие.

Последний орден Трудового Красного Знамени получил согласно Указу от 21 декабря 1991 года заведующий кафедрой российской Академии культуры РСФСР И.Шароев «за заслуги в развитии советского музыкального и эстрадного искусства». До 1995 года орденом Трудового Красного Знамени совершено более 1,2 млн. награждений.

Категории: Ордена и медали СССР
Прoкoммeнтировaть
четверг, 30 июня 2011 г.
Великая Княжна Мария Николаевна 12:25:56
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 5 июня 2011 г.
Открытие памятника Иосифу Бродскому в Москве Императрица Всея Руси 08:59:26

­­


­­

В Москве состоялось торжественное открытие памятника поэту Иосифу Бродскому работы Георгия Франгуляна.


Подробнее…
­­

Пустой бульвар.
И пение метели.
Пустой бульвар.
И памятник поэту.
Пустой бульвар.
И пение метели.
И голова
опущена устало.
...В такую ночь
ворочаться в постели
приятней,
чем стоять
на пьедесталах.
Тем не менее, этот монумент стал первым памятником в Москве самому поэту.


[CENTER]­­

Скульптурная композиция разместилась на Новинском бульваре напротив американского посольства.


­­

Момент открытия памятника переносили уже дважды, сначала его обещали открыть в 2009-м, а затем в 2010-м годах.


­­

Памятник - многофигурная композиция, в центре которой находится скульптурное изображение поэта. Его постамент создан из гранита, который использовался для облицовки набережной Санкт-Петербурга, родного города Бродского.


­­

Церемония открытия памятника стала одним из самых ярких событий фестиваля "Черешневый лес".
На фото: скульптор Георгий Франгулян и актер Вениамин Смехов.


­­

Гости церемонии, среди которых был президент Российской академии художеств Зураб Церетели, возложили к подножию памятника цветы.


­­

На открытие пришли также актер Вениамин Смехов, фотохудожник Юрий Рост и писатель-сатирик Михаил Мишин...


­­

... а также главный редактор агентства РИА Новости Светлана Миронюк и председатель Совета директоров Bosco di Ciliegi, создатель фестиваля "Черешневый лес" Михаил Куснирович.


­­

Актеры Вениамин Смехов и Сергей Юрский на открытии памятника Бродскому.


Категории: Памятники
Прoкoммeнтировaть
суббота, 5 марта 2011 г.
Дмитрий Романович Романов Великая Княжна Мария Николаевна 11:08:02
Дмитрий Романович Романов (род. 17 мая 1926 года, Антиб, Франция) — российский общественный деятель, меценат, благотворитель, историк, филантроп. Праправнук Николая I по мужской младшей линии; принадлежит к ветви «Николаевичей» рода Романовых. Использует титул князя крови императорской.
Подробнее…­­Димитрий Романович с супругой и В.В. Путиным

Родственные связи и права на престол
Прапрадед — император Николай I.
Прадед — великий князь Николай Николаевич Старший (1831—1891 годы.
Дед и бабушка — великий князь Пётр Николаевич (1864—1931 годы) и черногорская принцесса Милица Черногорская.
Отец — князь императорской крови Роман Петрович (1896—1978 годы).
Мать — графиня Прасковья Дмитриевна Шереметева (1901—1980 годы).
Приходится внучатым племянником последнему российскому императору Николаю II.
Родственными узами князь связан с семьями правителей Европы (королевские дома Дании, Италии, Греции, Болгарии, Черногории) и русскими дворянскими родами — Шереметевыми (Прасковья Дмитриевна Шереметева — мать Д. Р. Романова), Нарышкиными, Воронцовыми-Дашковыми, Вяземскими, Шуваловыми.
Приходится родственником королевы Дании Маргрете II и кронпринца Фредерика.

Биография
Родился 4 мая 1926 года в Антибе, на юге Франции. Получил частное домашнее образование.
В 1936 году вместе с родителями переехал в Италию, где королевой была Елена, родная сестра Милицы Черногорской, приходившаяся соответственно его отцу родной тёткой.
Незадолго до освобождения Рима союзниками скрывался, так как немцы решили арестовать всех родственников итальянского короля.
После референдума в Италии о монархии вслед за отрёкшимся итальянским королём и его супругой уехал в Египет.
Работал на автомобильном заводе Форда в Александрии механиком, продавцом автомобилей.
В 1952 году, после свержения короля Фарука I и начала гонений на европейцев уехал из Египта, вернулся в Италию.
Работал секретарём главы судовой компании.
После женитьбе на Ж. Кауфман переехал в Данию и с начала 1950-х годов живёт в Копенгагене. Служил в Датском коммерческом банке (дат. Den Danske Bank).
В настоящее время на пенсии.

Общественная деятельность
В 1953 году как турист впервые побывал в СССР.
С 1979 года входит в Объединение членов рода Романовых, с 1989 года возглавляемое его старшим братом, князем Николаем Романовичем Романовым.
В июне 1992 года стал одним из основателей и председателем «Фонда Романовых для России».
В 1993—1995 годах пять раз приезжал в Россию.
В июле 1998 года присутствовал в Санкт-Петербурге на похоронах в Петропавловском соборе Петропавловской крепости останков, признанных Генпрокуратурой России останками Николая II и его семьи.
В сентябре 2006 года вместе с князем Николаем Романовичем Романовым, потомками Дома Романовых и кронпринцем Дании Фредериком участвовал в церемонии перезахоронении останков российской императрицы Марии Федоровны (датской принцессы Дагмары) в Петропавловском соборе.
Противник реставрации монархии, считает, что в России «должен быть демократически избираемый президент». Но право линии «Кирилловичей» на российский престол не признает.
Передал в дар России боевое шипкинское знамя.

Коллекция и увлечения
Коллекционирует ордена и медали. От своих черногорских родственников он унаследовал большую коллекцию орденов и медалей. Написал и издал на английском языке несколько книг о наградах — черногорских, болгарских и греческих. Работает над книгой о сербских и югославских наградах, мечтает написать книгу о старых российских и советских, а также о медалях постсоветской России. В настоящее время является крупнейшим специалистом по черногорской нумизматике и фалеристике.
Увлекается охотой и рыбной ловлей.

Браки
Приехав во время отпуска в Данию со своим другом, познакомился там со своей будущей первой женой Инге-Магной фон Кауфман (1936—1989 годы), через год 21 января 1959 года венчался с ней в Копенгагене.
Женат вторым браком на датской переводчице графине Доррит Ревентлов (род. 1942). Венчался с ней 28 июля 1993 года в соборе в Костроме.
Детей от браков нет.

Награды
Медаль «В память 300-летия Санкт-Петербурга»
Кавалер ордена Данеброга (Дания)
Кавалер ордена святого Петра (Королевский дом Черногории)
Лауреат премии Н. Рериха (2005 год)

Владение языками
Знает русский, французский, итальянский, английский, датский языки.


Категории: Династия Романовых, Политика и Государство, Хронограф
Прoкoммeнтировaть
 


Россия-Великая Держава.Перейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
ХОЧУ ЗАДУШЕВНЫХ РАЗГОВОРЧИКОВ В ЛС ...
Вспомнила вчерашний диалог. Обидно ...
пройди тесты:
Волчица
читай в дневниках:
#10090
#10091

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх